Ухабистые равнины, леса и перелески, глухие чащи, реки и озёра - классическое всеединство природы здесь, казалось бы, вечно и нерушимо. На востоке лежит пуща редколесья, раскинувшаяся на многочисленных холмах, изрытая оврагами, едва-едва шелестящая листьями под дуновениями ветров, на западе - густой продольный еловый бор, пронзённый тускло-голубоватой стрелой реки.
В Восточном лесу живёт стая волков жаркого сердца и шумной, гудящей от обилия чувств и порывов головы: стремления их многочисленны и неустанны. Волки Горячего Ветра костьми за свою землю лягут - это в каждом их поколении остаётся неизменным, они защитят её, уберегут от всего, от чего только можно уберечь: от вражеских ли набегов, от зародившейся ли изнутри распри. В Западном лесу обитают уроженцы Чернолесья - ярые и сильные охотники, искренние, уверенные в своих начинаниях. Выходить на поиски провианта они привыкли только-только во второй половине дня, за что прочее зверьё зовёт их сумеречниками, благо охотиться они порой продолжают и ночью.
Леса живут в отдалении друг от друга. Меж ними залегает Срединная Равнина - широкая степь, которую нещадно раскаляет солнце, так сильно, что летом, когда оно в зените, кажется, будто камни готовы затрещать и расплавиться. Почва по большей части здесь каменистая и потому нагревается быстро, так что все вылазки сюда в тёплое время года следует планировать исключительно в тёмное время суток.
Легенды, искони гуляющие по Лесам, многим волкам до сих пор не дают покоя - оно и не могло бы быть иначе. Здесь своё место имеют и жуть, и невидаль. Сейчас же мир постигла странная хворь, доселе о которой никто и слыхом не слыхивал: стоит только наступить ночи - волчье отродье, пусть и не всё, а отдельными своими существами сходит с ума. То - происки духов, алчущих получения живых тел, способных на мысль, движение и чувство.

Легенды и верования

По Восточному лесу ходит умеренно сказок и небылиц, но все они носят, по большей части, игривый, заискивающий характер безобидных баек, давно там не слагались истории о былой славе и небывалой силе, пришедшей откуда-то из-за предела, но уж сказания, пришедшие из старины, среди волков стаи Горячего Ветра остаются несомненными - они не любят подвергать недоверию принесённую предками память. Менталитет касательно этого же у волков Чернолесья в корне иной: сказания там рождаются и забываются с большей динамикой и не делятся на старые и новые, тамошние побасёнки всё больше служат почвой для сплетен и философских бесед, но в свете последних событий и то и другое отошло на второй план.
В обоих лесах жива вера в Высокого. Высокий - огромный зверь-колосс с жёсткой искристой шерстью, короткими рогами на голове и пышным лисьим хвостом. Когда он смотрит на мир свой громадным сияющим правым глазом - природа озаряется мягким светом, а шерсть самого Высокого просвечивает белым на фоне голубизны неба, когда же он смотрит левым, белёсым - свет становится тусклее и на мир опускается темнота. Спит он лишь несколько раз в один месяц, в такие времена на протяжении нескольких дней белое его око исчезает с ночного неба, оставляя волков довольствоваться лишь тем светом, что исходит от правого днём. После смерти волки исходят в небо и становятся звёздами, и когда Высокий машет своим хвостом, самым кончиком их задевая - отваливаются от небосклона и летят обратно в насущный мир. Звездопад - это время, когда в лесах оказываются новые души, вернее, те, что заслужили второй шанс. Оставшимся же на небесах предлагается неизвестно что - эта часть веры имеет много вариаций, но самая популярная из них - это перерождение в другой, может быть, более счастливый мир. Вера в сущность Высокого в обеих стаях умеренна. Присутствуют также мнения о перерождении.

Стаи, вне этого мало контактирующие одна с другой, каждые четыре месяца отделяют от себя по небольшой группе послов и отпускают их в Срединную степь. Путь посланных долог, но - интересен. Цель его лежит далеко за горизонтом, вначале дороги увиденным путником, она - мелкое степное озерцо с чистой проточной водой. Обе группы, как правило, половина на половину составляют высокопоставленные чины и дородный молодняк. Разговоры у озера ведутся обо всяком, в основном, конечно же, о том, как в стаях идут дела, и каждая сторона, чего уж греха таить, иногда не отказывается от того, чтобы приврать.
Так было раньше, но не теперь. Отныне собрания приобрели более напряжённый и частый характер, и отправляется на них каждый раз всё больше волков.
Отношения между стаями пару поколений назад были довольно натянутыми, но с тех пор многие разногласия успели сгладиться. Но в последнее время, после того, как жизнь лесных хищников омрачилась странной болезнью, Ветреных и волков Чернолесья сплотила общая беда, попытки справиться с которой, впрочем, дают повод для новых разногласий. Отношения к чужакам в обеих стаях лояльное, но тайная дружба или связь другого рода с представителем неродной стаи уже попахивает изменой. И этот риск не делает жизнь слаще - для того, чтобы попасть с территорий одной стаи на земли другой, потребуется много часов бега. К одиночкам же относятся спокойнее.
Живут одиночки, по большей части, на окраинах обоих лесов и в степи, наедине с собой. Их религии и обычаи могут сильно отличаться от принятых в стаях.