17.09.2017 Идёт запись в квесты! Еще можно вступить:
  • Сюжетные квесты!

  • Также доступна игра без предварительной записи, заходи и пиши пост:
  • Мини-квест игра!
  • Свободны многие должности в игре (проверьте списки).
    Акции актуальны!
  • Форумная валюта
  • Поиск партнёра по игре
  • Форумный магазин
  • Волки: Скоро Рассвет

    Объявление

    АМС
    Новости
    06.10.2017.
    Квесты уже набирают обороты, следите за происходящими событиями и обязательно включайтесь в игру.
    А мы очень ищем вожака в стаю Чернолесья!
    Необходимы: Охотники в ГВ и Порченных. Порченные и здоровые волки в Чернолесье. Акции актуальны. Приглашаем всех в игру.
    Рейтинг форумов Forum-top.ru
    КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СЮЖЕТА

    КВЕСТЫ ДЛЯ ВСЕХ

    СПОСОБНОСТИ ДУХОВ

    НАГРАДЫ

    АКЦИИ

    Горячий Ветер

    Альфа-самка Нирида собирает в патруль волков у кипящего озера. Кора и Ракон уже на месте, в скором времени они выдвинутся на границу к Глуши.
    Чернолесье

    У седого камня готовится празднество. Колль, как новоиспеченный лидер, собирается в эту ночь сочетаться браком с Алессой, истинной кромешницей. Как отреагируют чернолесцы?
    Порченные

    А в стане Порченных меченым и одним из контролеров готовится темный обряд. Последствия их поступка могут быть ужасающими. Альфа-самка тем временем берет отряд охотников для вылазки в Глушь.
    Одиночки

    Об одиночках пока ничего не слышно. Возможно, в скором времени они дадут о себе знать, ну а пока их запахи не тревожат стайных волков.
    Погода: Начало лета.
    Днем жарко и тяжело
    дышать. На небе ни
    облачка.
    Время суток: сумерки.
    Волки: Скоро Рассвет

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Вне времени » — Да, присоединяйся, прошу! ver.2.0 [с]


    — Да, присоединяйся, прошу! ver.2.0 [с]

    Сообщений 1 страница 18 из 18

    1

    http://sd.uploads.ru/mEb6D.jpg

    http://s7.uploads.ru/bHjwy.jpg

    — У меня, и правда, есть чувства к тебе.
    — Правда?
    — Да. Я чувствую, что ты действуешь мне на нервы.

    Кардеро & Доминикан.
    Два месяца назад.
    Логово Доминикана.

    Вы когда-нибудь думали о том, что ваша светлая натура рождена блистать, а не страдать? Если да,
    то вы лучше всех поймёте Доминикана: он встал на пост вожака, объявил о "лояльности" стаи, а теперь пытается подавить внутреннее волнение внутри "семьи". Некоторые стычки недовольных уже переросли из словесных перепалок в физическое столкновение. И именно в момент полного отчаяния патрульные приводят в логово неудавшегося вожака какого-то переярка,
    сопровождая своё действие тем, что тот "очень сильно хотел видеть именно Вас".

    +1

    2

    - Коооопа. Мииилый. Просыпайся, дорогой,- такой нежный и зовущий материнский голос прорезался сквозь сон. На морду в очередной раз выползает глупейшая улыбка. Он так рад, что мама его зовет. Она так давно не звала его и все время была в делах. Воодушевление накатывает волной на брег сознания, но тут же отступает, оставляя за собой мокрый, горьковатый след одиночества. Это все ложь. Это не она и её уже давно нет. Уже как месяц. Порченные ублюдки разорвали её белоснежную шкуру, плеснув королевской крови на еще не сошедший ранней весной снег. И что же сделал он? Стал бороться за трон, искал поддержки у отца и сестер? Нет... Он просто начхал на всех и ушел. Ушел от стаи под её ликующие взоры. Он знал, что начнется борьба за власть. А быть может и нет, ведь Чернолесцы трусливые, раздираемые внутренними проблемами. Ни один из них не хочет взваливать на себя ответственность за всю стаю. А она смогла. И несла бремя с гордостью. Так считал он, еще юный, неоперившийся подросток. Он был озлоблен на весь мир и особенно на Неё. Ту, кто посмел его бросить в этом мире одного.
    - Не нагнетай, пожалуйста. Твои мысли сводят меня с ума,- снова этот голос. Кардеро до сих пор не смирился с его существованием и категорически отказывался воспринимать его, принадлежащим Эск. Молодой волк поднялся с належанного места, сладко вытянул передние конечности, отставив зад, и зевнул. Тряхнул головой, поводил носом из стороны в сторону и потрусил к роднику, заламывая и слишком широко шагая длинными, худыми лапами. Он специально не общался с этим самым голосом, старался не обращать внимания. Но Эск это и не нужно было. Она чувствовала его состояния, слышала каждую мелькнувшую мысль и раз за разом взывала к голосу разума.
    - Помнишь о чем мы говорили вчера? Ты должен отправиться в Горячий Ветер. Стая лояльна в порченым и они не оставят тебя в беде,- вновь попыталась Эск, будто бы чуть заискивающе смотря из глубины сознания на черную душу сына. Но тот молчал. Как глухая стена. Что сегодня, что вчера, что еще неделю назад. Порой ей казалось, что он её не слышит. Но его сознание реагирует на нее, значит все-таки просто не желает воспринимать.
    - Ты слышишь меня или нет?! Что ты собираешься делать? Ушел из родной стаи, от отца, сестер и всех тех, кто мог тебе помочь. Куда ты пойдешь? Может к Порченным? О да, они примут с распростертыми объятиями сынулю бывшего лидера,- она уже порядком злилась. Волчица понимала, что не может сделать абсолютно ничего, пока подросток не вступит с ней в диалог. А произойдет ли это вообще? И сколько еще ей ждать? Может пока кожа окончательно не облепит его и без того худые бока?
    - Прости... Я делать этого не хотела,- светлым лучом очертания охровых глаз метнулись вперед. Недолгая борьба с неокрепшей темной душой Кардеро. Пронзительный визг в ушах, светлое, темной, серое... Наконец, Эск занимает тело, а её сынок забивается тенью где-то в углу янтарем взгляда обжигая ей спину. Борьба длилась не долго и внешне волчонок лишь продолжал пить воду.

    Легкой поступью Эск неслась по распростертой равнине. Она знала, что границы Горячего Ветра уже близко. Пахло их духом. В другом теле она чувствовала себя как то немного по-другому. Куда делась гордая осанка и высоко поднятый хвост? Где лоснящаяся шкура? Ах нет, остался лишь огонь в глазах. Пламя, сжирающее все вокруг. Она наконец видела и могла пощупать то, что видит. За целый месяц уж начала отвыкать от этого чувства. Опасно.
    Не успела она опомниться, как темные силуэты патрульных вмиг оказались вполне себе реальными и преградили ей путь.
    - Пожалуй, будь здесь любимый сынуля, он бы стушевался и бросился в драку. Но вместе мы же умнее, верно Копа?- из глубины тьмы раздался лязгающий звук, огрызнулся.
    Немного заискивающего виляния хвоста, прижатые уши и опущенный взгляд. А затем просьба, очень твердая и совершенно не терпящая возражений с легкой толикой *внушения* убедили патрульных, что переярок не опасен и его возможно сопроводить к лидеру.
    Дорога не близкая, но приятная. Эск припомнила, как была здесь лишь однажды, ведомая обходными путями рыжей задницей одного прекрасного волка. Да-да, того самого, к которому она сейчас и шла.
    - Жди здесь,- кинул один из волков и удалился в логово лидера. Эск чуть затрепетала, осев на землю. Сын был очень похож на неё внешне, но все же был сильно моложе, забитее и тело его костенело в сгорбленном таком состоянии.
    Как только на поляну выступил Доминик, волчица растянулась в приветственной улыбке, будто знакомы они были уже очень давно.
    - Я хочу с тобой говорить наедине. Прошу, удели мне свое драгоценное время, Дом,- последнее она выделила не зря. Называл ли его кто-либо еще именно так, кроме нее? Доминик, Ник, Дин. Но уж явно не так, как звала его она - лидер Чернолесья Эск.

    +1

    3

    Не важно, как медленно ты движешься, главное, что не останавливаешься. Эти слова звучат в твоём сознании с самого первого дня, как ты проснулся вожаком стаи. Стремился ли к этому? Желал ли власти? Хотел ли решить чужие судьбы? Как ни странно, но нет. Ты мечтал о том, что сможешь искоренить вражду с бывшими состайниками, нынче порченными, на корню. Но древо раздора, ненависти и желания отомстить не только пустило сильные и ветвистые корни, но давно дало первые плоды. Всё оказалось намного тяжелее, чем казалось со стороны.
    Ты струсил. Засомневался. Стал давать заднюю. Это гадкое чувство своего бессилия облепляет тебя со всех сторон, тянет вниз, глубже и глубже; перекрывает кислород, сдавливает грудную клетку, лишает зрения. Вновь стал маленьким щенком, который нуждается в поддержке; которому жизненно необходимо чувствовать мать рядом. В воспоминания врезается презрение отца, жалость в глазах сестры, зависть от братьев и непонимание от всей стаи. От этого хочется бежать. И не важно - есть ли у тебя силы на такой бросок, есть ли у тебя право всё бросить, имеется ли возможность переиграть. Это становится так неважно, так мелко и серо, что твоё внимание крутится лишь вокруг себя любимого.
    Разве ты был так слаб? Разве тебе хоть когда-то было страшно? В твоём сердце никогда не жило сомнение, страх был неводом, а трудности лишь прибавляли азарт. Так что же изменилось. Ты потерял свободу. Как только встал во главе Горячего Ветра, то сразу потерял свою обожаемую свободу. Все действия нужно согласовывать, надобно терпеть подле себя различных выскочек, жизненно необходимо думать не только о своей сохранности.
    Обременяет. Души. Портит. Делает слабее.
    Ты теряешь самого себя, упускаешь из лап свои стремления, отворачиваешься от своих мечтаний. Засомневался в политике, в порченных, в своей адекватности. В последнем так больше всего. За минувший месяц ты очень сильно сбросил в весе, как-то осунулся и всё реже стал покидать своё логово. Брат с презрением как-то бросил слова о том, что ты всё больше напоминаешь их жалкого отца перед смертью. А ведь точно. Всё-таки папка завещал тебе не только дурную славу, но и чёртовы проблемы с мозгами.
    Да, давно понял, что творившееся с тобой - не усталость. Ты чувствуешь, как осознание чего-то более важного ускользает из твоих лап. И каждый раз, когда это "что-то" почти ловится, то обязательно в бренном мире понадобится твоя помощь.
    Как и сейчас. Ты нёс свою бренную и усталую тушку с очередных разборок. В стае всё неспокойно, слишком много недовольных; пришедшие порченные лишь усугубляют ситуацию, но ты уже не можешь отказаться от своих слов. Всё-таки, как бы семьи не скрывали свои эмоции, но они очень рады возвращению в свой стан пропащих родственников. Да и никто из заболевших когда-то не сделал того, из-за чего все они были изгнаны. Лишь на этом факте ты ещё борешься за лояльность стаи.
    Ещё не проиграл. Пока не сдался. В теле теплятся силы.
    Как-то чересчур громко роняешь себя на пол, пытаясь хоть немного отдохнуть и отпустить ситуацию. В лагере слышны споры, рычание; но патрули дружны и выполняют свои обязанности. Это заставляет тебя гордится собственной стаей: что бы не произошло внутри, но свои границы все готовы охранять на смерть. Даже решение об увеличении тренировок было встречено странно радостно. Это чувство тебе тоже больше не забыть.
    Будучи вожаком - теперь обязан сплотить стаю вновь, дать ей того, чего она хочет больше всего.
    - Тут какой-то недоросток очень сильно требует Вас, - пришлось приподнять голову, чтобы осмотреть вошедшего. Утренний патруль опять привёл порченного? Да нет, их и так стало слишком много. Ты опять роняешь морду на землю, никак не меняя расслабленную позу. Даже с закрытыми глазами чувствуешь растерянность патрульного - стая никогда не привыкнет к твоему поведению. Это тоже факт.
    - Прям так сильно ему надобно моё внимание? - не открывая глаз, тяжело вздыхаешь. Однако, повышенное внимание к своей персоне ты не любил. Невозможно делать подлянки и скрытые решения, когда все взоры состайников направлены на тебя.
    - Все порченные бегут к вам, как к мамке, - в голосе слышится презрение, недовольство и злоба. Ох, это один из тех, кто ночью не был бы против перегрызть тебе глотку. Возможно, именно из-за них у тебя слишком чуткий и беспокойный сон, даже Алькира не смогла прибавить тебе уверенности. Бесит.
    - Тебе не понять, каково это быть Матушкой для всех брошенных,- ты гаденько улыбаешься, поднимаясь на свои четыре; награждаешь патрульного безразличным взглядом и протискиваешься наружу, небрежно отталкивая состайника. И первое, что бросается тебе в глаза - приветственная улыбка на устах мальца. Да такая уверенная, что на секунду стушевался. Знакомая манера. Окидываешь новоявленного холодным и расчётливым взглядом, явно замечая всё больше знакомых черт. Не сказать, что внешне этот молодой волк тебе кого-то напоминает, нет; здесь именно проблема в подаче себя - не может так держатся тот, кто недавно утробу матери покинул.
    - Уйми свою фамильярность, щенок, - голос ровный, без ноток заинтересованности и желания общаться. Ты ненавидел, когда твоё имя сокращали, такое позволено было немногим. Многое встало на свои места, но ты вовсе не спешил принимать так легко того, кто имел неосторожность вести себя так в присутствии посторонних глаз. Взором отправляешь патрульных прочь, а сам в полном молчании возвращаешься в логово.

    +2

    4

    - Как сильно ты изменился... Отчего так осунулся? Будто бы даже постарел за эти несколько месяцев. Неужели я тоже была такой, когда только вступила в роль вожака? Нет, не может быть... Конечно, были бессоные ночи и голодные недели, потому что некогда было. Но здесь должно быть что-то другое. Хотя лучше об этом сейчас не упоминать,- все же Эск обладала тактом и не могла позволить себе вот так выволить на кого-то "что-то ты не важно выглядишь дружок".
    Доминик осадил её и волчица даже было обиделась где-то в душе, хмыкнув под нос. Подумала, что не узнал и даже несколько расстроилась. Но, с другой стороны, понимала, что он и не должен был броситься в её объятия и радостно вилять хвостом. Ведь перед ним сейчас молодой переярок, а не лидер Чернолесья, которую он знал. А будь это и она, все равно не стал бы так приветствовать. Мужская гордость дело совершенно загадочное и необъяснимое.
    Патрульные были отпущены и рыжая спина удалилась в логово. Подросток пошел следом, переставляя неспешно лапы и озираясь.
    - Уж не уверена, узнал ли ты меня... Хотя думаю все же догадался,- завела Эск, но тут почувствовала, как черная тень из угла напряженно дует спину и тянет лапы, скалится. Поняла, что сынок её несколько озадачен и противится тому, что происходит. Оглядываясь то и дело назад, в глубины сознания, волчица поняла, что ей необходимо передать информацию как можно быстрее.
    - Это мой сын, Кардеро. Он очень сложный подросток и, к сожалению, доверить его отцу или кому бы то ни было еще я не могу. Да и... Сбежал он из стаи, прямо скажем. Мне нужна твоя помощь, Доминик. Прошу, в память обо мне, о нас, защити его. Я понимаю, что моральное его воспитание не твоя забота. Но, быть может, если на него будет кому-нибудь не наплевать, он оклемается? Я очень за него беспокоюсь,- быстро заговорила волчица, чуть отведя уши назад и усевшись напротив вожака. В один момент она вдруг подумала, как смешно выглядит. Умершая, застрявшая духом в теле сына, которому и при жизни то не много уделяла внимания, теперь пришла переложить ответственность за него на кого-то другого. Стало немного тошно от этого и Эск оскалила щенячью морду.
    - Извини, знаю, что можешь сказать сейчас. И ничуть себя не оправдываю. Моя семья пострадала очень сильно. В этом есть не только моя вина, но все-таки... Если ты прогонишь его - я пойму. Но... Думаю могла бы быть полезна тебе в этом качестве, раз уж Горячий Ветер открыл свои врата для порченых.
    Эск не пыталась заманить Дома. Она понимала, что и без неё он прекрасно справится. Хотя его состояние и душу, которую она чувствовала, говорили, что помощь и поддержка ему отнюдь не повредит. И быть может эту самую поддержку могла оказать она? Хотя бы за её возможности он мог подумать о том, чтобы оставить мальца при себе.

    +2

    5

    Ты никогда не воспринимал своё логово, как спасение; очень редко в него приходил, обычно шастая по округе, зачастую вне известных стаям территорий. А теперь прячешься в нём круглосуточно, стараясь как можно меньше отсвечивать. Даже рад тому, что у тебя есть Кира, и ты её не загрыз в своё время за подставу. Всех демонов спускаешь на неё, не задумываясь, что та может сломаться; не веришь в такое. Плюс ко всему она передаёт твои слова Совету и стае, что тоже не может остаться без внимания. Незаменимая, однако, самка решила разделить свою судьбу с тобой.
    Укладываешься на чуть прохладную землю, растягиваясь в своей любимой манере, становясь полностью открытым для любого нападения. Ты не чувствуешь сильной угрозы от мальца, хотя, не в этом суть - так же растянулся даже перед врагом. Эта манера себя вести очень сильно бесит твоих недругов, а тебя лишь забавляет их реакция. Опасно играть с чувствами состайников, но ничего не можешь поделать с собой - они такие наивные, когда думают, что смогут легко атаковать. Если уж брат и сделал что-то полезное для тебя, так это научил быстрой реакции и точным ударам. Спасибо этому чёрту ты, конечно, не скажешь.
    Пока твои глаза закрыты, приходится очень внимательно слушать интонации в спешном вещании новоприбывшего. Тебе тяжело даются расслабленность и спокойствие, когда на периферии сознания вспыхивает осознание того, что сейчас происходит. Потом эти мысли заняли всю твою голову, старательно заставляя открыть глаза. Ты даже зажмурился и глубоко вздохнул, стараясь переварить информацию, которой только что тебя огорошила вновь прибывшая Эск.
    - А как ты умерла? - поднимаешься, неохотно открывая глаза и сразу же внимательно цепляешься за новый образ самки. Ты всё слышал, но решаешь перевести тему, ибо тебе нужно обдумать информацию. Уж Эск должна понять твой посыл. Ты сейчас вожак, ответственен за целую стаю, и не можешь принимать решения, основываясь только на своих желаниях. - Я слышал лишь догадки. Твоя стая, как всегда, немногословна.
    Приходится сдерживать свою радость от того, что эта чёртова дура не покинула тебя. Пусть её тело давно разлагается, пусть она уже не имеет бывшего влияния, но ты искренне рад её возвращению. Когда информация о смерти лидера Чернолесья достигла и лагерь Горячего Ветра, то ты пошатнулся. Откровенно потерял самообладание и выпустил гамму эмоций на свою морду во время внутреннего совета стаи. Ты всё ещё не можешь сказать, кем она является для тебя, но потеря Эск всё-таки оставила отпечаток на твоём сознании. Она была тем немногим, чем ты дорожил.
    Стараясь как можно дальше запихнуть свои волнения, ты оставался всё таким же безразличным и расслабленным. Если этот малец проблемный, то он тебе нахер не нужен в стае; а с другой стороны в твоём подчинении будет Эск. Разве можно было об этом когда-то мечтать? Расчётливый ты сейчас чересчур возбуждён, чтобы вновь отдать бразды правления мыслями Дину-вожаку. Проблем больше, чем плюсов намечается. Но иметь рычаги управления Эск - прекрасно. Она бывший лидер Чернолесья, значит знает достаточно. Может стать твои серым кардиналом.
    Твой взгляд на долю секунды становится жестоким. Ты внимательно осматриваешь мальца, будто оценивая его возможные навыки. Он тебе не нужен, совсем не нужен. И проблем от него ты не хочешь. Придётся устранять такую обидную ненужность. Опять расслабляешься и отводишь взгляд, в мозгах уже решая, что же будешь говорить Совету.

    +2

    6

    Эск уже готова услышать отказ, но внутри что-то необъяснимо теплится. Нет, это не надежда. За время правления она отпустила это чувство, уступив уверенности и прорицательности. Но это юное и горячее тело все же заставляет её эмоции заиграть новыми красками.
    - Может... Применить к нему немного способности? Ох нет... Я слишком его уважаю, чтобы так с ним поступить,- волчица тут же отбросила эту мысль в сторону, хотя и не стала убивать на корню, лишь чуть припорошила пожухлыми сомнениями.
    А тем временем совсем уже близко подобрался и темный сгусток чернеющий души. Каро был недоволен, а от того силен. Как бы не озиралась Эск, а все же не заметила, когда резкий бросок в её сторону заставил отступить от управления телом. Оказавшись "в своей тарелке" Кардеро тут же встрепенулся и попятился. Теплая охра взгляда сменилась жестким, холодным янтарем, шерсть на загривке поднялась дыбом, голова опустилась к плечам, а те в свою очередь напротив поднялись "домиком". Подросток уперся спиной в стену логова и тихо зарычал, готовый атаковать в любую минуту, лишь только этот рыжий дернется в его сторону.
    Благо, пока взрослый матерый волк не двигался, Каро умудрился принюхаться и осмотреться. Горячий Ветер никогда не привлекал его. Частенько прогуливался подросток вдоль их границ, издалека смотрел на патрульных, но никогда не делал попытки приблизиться. Ему казалась эта стая слишком скучной. Зажатой, если хотите. А новости о том, что ветряных теперь донимают люди ему и вовсе была чужда. Не будучи знакомым ни с одним из них, Кардеро однако же знал, что происходит у них. Точнее знал то, что они сами позволяли о себе знать. Например, этот рыжий. Точно вожак. Скорее всего тот самый волк, о котором говорил навязчивый голос внутри. А значит, захвативший тело дух, все же привел его сюда. Переярок был зол, а от того темная его часть нещадно рвала по кусочкам материнскую светлую душу. Эск кричала, но в гневе сын оказался несколько сильнее.
    Решив, что нападать на него не будут, а быть может этот незнакомец и вовсе не заметил пока перемен, Кардеро резво развернулся к выходу и дал деру. Нет, он не уходил поджав хвост. Было видно, что он не напуган, но презирает все вокруг и даже ступать лапами на эту землю не имеет абсолютно никакого желания. Выйдя на полянку, он замешкался, осматриваясь и вдыхая тяжело воздух. Вновь зажав уши бросился туда, куда вел его запах. Легкой свежести, влажности и тихое квакание лягушек. Видно, то был водный источник по которому наверняка можно будет улизнуть с этих территорий.

    +1

    7

    Ты заметил изменения в поведении сразу же. Гордая и уверенная осанка сменилась на такую жалкую и зажатую, что ты не удержал презрительного тихого смешка. И это твой сынок, Эск? Вот это вот жалкая пародия на волка? Ты даже разрешил себе сесть, чтобы дать мальцу фору в случае чего. Он тебе не нравился, совсем не нравился. Он был каким-то прискорбно тупым, до нельзя самоуверенным и по-детски злым. Таких тебе всегда хотелось разорвать в клочья. Да что там говорить, ибо это желание уже поселилось в твоей прогнившей душонке.
    Даже если этот щенок порченный, даже если в нём Эск и её умения, которые сто процентов теперь совмещены с новыми возможностями духа, - это всё тебе не соперник. Тельце мальца ещё не тренировано, оно худое и явно уставшее. Перегрызть глотку этому позору Эск будет не так уж и сложно, вот только саму самку ты отпускать не хотел. Так что этому... Как там его она называла, чёрт. Ну я же слушал. Что-то там с воронами в самом начале. Будешь Каром. Короче, Кар не сможет дать тебе отпор, и ему придётся посчитаться с твоими желаниями и видами на его маман.
    С полными глазами презрения малец драпнул с твоей пещеры, но твоя реакция была хорошо отточена, так что ты в пару прыжков смог его догнать, но не спешил принимать какие-либо действия. Валить его на глазах у всех стаи - не комильфо. К тебе и без этого много вопросов. Так что как только выкидыш Эск покинул лагерь, ты объявил всем:
    - Алькире я уже дал указание. Во время обеда будут объявлены новые тренировки и обновлены патрули, - ты окинул взглядом присутствующих, наткнулся на Викара и презрительно фыркнул. - А за сим я откланяюсь.
    Ух, как давно ты не бегал. Нет, сноровку и выносливость всё-таки не потерял, но вот осознание того, что ты реально стареешь - не принесло радости. Догнать мальца не составило труда, как и прыжком настигнуть его спину, после прижать к земле и вцепиться в загривок от всей души. Ты не действовал в пол силы, наваливался всем весом так, будто под тобой тренированный матёрый воин. Пару раз мотнул головой, подавляя утробный рык, но намёк на него всё же нарушил образовавшуюся тишину в лесу. Ты почувствовал привкус крови и сдавил ещё сильнее, чтобы наверняка.
    Ну что, Эск, твой сынок в опасности. Я жду твоего появления.
    Ты понял, что Кар отбросил мать, а та наверняка ещё не освоилась со своими новыми возможностями, да и отпрыска своего жалеет. Вот и решил пойти на риск. Ты правда хотел убить этого недоноска, всеми фибрами души, так что играть даже не приходилось. Тут либо Эск опять появляется, либо сыночек будет расплачиваться за то, что мамаша его привела к Дину, доверившись. Ты никогда не была такой наивной, Эск. Исправляйся, ибо такая ты мне не нужна.

    +1

    8

    Кардеро был злым. Да, да, еще по детски жестоким и злым. Он знал, что за преступлением следует наказание. И что наказание может быть жестоким. И он прекрасно понимал, что пока он мал ему придется терпеть любое наказание и лишь копить злобу по капле, чтобы стать взрослым, окрепнуть и рвать всех без исключения. От мала до велика, живя лишь собственной жаждой мести и крови.
    - Постой! Куда ты рванул? Он не причинит вреда! Мне нужно с ним поговорить. Копа, прошу, уймись!- Эск тщетно пыталась докричаться до сына, но тот вновь закрылся глухой стеной, унося собственной жалкое тело, которое он так же ненавидел, подальше с территории Горячего Ветра.
    И вновь окружение доказало ему насколько он немощен и слаб. Как беспомощен он перед реалиями этой жизни. Огромная ржавая туча накрыла в мгновение ока, придавила всем грузом к земле и вцепилась в холку. Белый лишь ухнул от неожиданности и затих, сцепив зубы и рыча. Тихо, недовольно, но... Привычно. Он привык к такому обращению и просто пережидал. Обидно конечно, неприятно, но не смертельно. Его частенько так трепали в родной стае. Это было, конечно, все больше поучительные действия за его проступки. Оттого теперешнее нападение казалось ему нелогичным.
    - Что надо? Отпусти,- ломающийся подростковый голос. Уже совсем не детский, но явно не принадлежащий матерому волку, хотя уже с претензией на это. Он звучал гораздо грубее, нежели когда говорила Эск. Чужая колючая грудь прижимала его спину, Кардеро был зол, но на этот раз сильно обескуражен. Волчица, что сидела внутри не замедлила этим воспользоваться легко отпихнув сына в сторону и взяв на себя управление телом и разумом. Отчасти она была благодарна Доминику, что он не отпустил её сына, а вот чувств жалости или еще чего не чувствовала вовсе. Она не оправдывала рыжего, ведь не видела ничего предосудительного в его поведение. Хотя и прочувствовав каждой клеточкой молодое тело поняла, что загривок немного ноет, а лапам действительно тяжело.
    - Спасибо, что догнал, но теперь слезай,- на губы выглянула чуть игривая улыбка. Подросток чуть поводил головой, медленно, давая понять, что пора бы уже слезать и дать свободу.
    - Насчет смерти...- вдруг вспомнился последний вопрос,- Я не помню точно. У меня был сильный шок. Порченая. Меня убила какая-то самка. Но я не помню ни её запаха, ни цвета шерсти. А покинув тело и вовсе оказалась где-то в другом месте. Это очень странно, знаешь ли... Вдруг потерять эмоции, чувства и вкус. Все разом...
    Поняв, что уже слишком увлеклась и отошла от вопроса, заданного Домом, глянула на него.
    - А что же ты? Все же вожак и как оно тебе? Не жалеешь?

    +1

    9

    Голос мальца резанул по ушам, и ты не мог понять, что же заставило тебя усомниться в своих действиях. Никак не мог зацепить какую-то важную деталь в своём сознании, ибо она вечно ускользала, будто вовсе не желая, чтобы ты как-то задумывался над своим отношением к отпрыску Эск. Он для тебя должен остаться неприятным приложением к бывшему лидеру Чернолесья, лишь средством, которое необходимо для существования самки. Но что-то здесь было не так.
    Шрамы. Небольшие, почти незаметные. Множество. Холка была ими щедро награждена. Твои шестерёнки заработали в усиленном режиме, в мозгу происходил мыслительный процесс, а хватка уже ослабевала. Пропало жгучее желание вспороть юнцу глотку. Может, теперь ты его желаешь сломать и подмять под себя? Заставить делать то, что тебе нравится. Сразу понятно, что Кар не из тех, кто считается с чужим мнением; он и слушать, наверное, толком не умеет. Это прибавляет азарта твоим новым идеям. Он по-детски жесток, но что, если развить эту черту? Сделать своими лапами. Ведь ты и раньше никогда не вершил грязные делишки сам, приходилось плести интриги, а это выматывает. Этого щенка нужно присоединить к себе, дать ему то, что тот желает. И тогда ты сможешь прямыми приказами, без увиливаний - отправлять переярка туда, куда тебе нужно. Ты даже готов стать его наставником и научить всему тому, что должен знать несущий смерть.
    - Как я тебе и говорил когда-то, - ты слегка подвис, когда Эск вернулась в тело, так что всю её исповедь слушал не слезая с тощего тела. Это немного странно для тебя, но не в новинку - тяжело переключаться с одного собеседника на другого. Ух, не сладко же придётся. - Мне это было вовсе не нужно, но, видимо, на тот момент я возжелал ненужной мне власти, - тяжело вздыхаешь и вновь расслабляешься, укладываясь рядом с Каром. К слову, ты и забыл это чувство: тебе не нужно следить за чужими движениями. Даже с Кирой, после её предательства, ты уже не можешь позволить себе распластаться и забыться. А с Эск всегда так поступал. Ты любил эти мгновения.
    - Слишком много я не могу сделать, когда вся стая следит за движениями, - недовольно хмыкаешь, открывая глаза и внимательно осматривая тело мальца, - Он слаб, смешон и жалок,- взгляд становится серьёзным, ты немного потягиваешься, сдерживая зевоту, - От него будет много шума и проблем, а я этого очень сильно не люблю, ты же знаешь, - наконец-то закрываешь глаза. Тебе не хватает рядом того, кто всегда сможет поддержать. Ты очень сильно устал. Кому можно показать свою слабость, как не Эск? Ты никогда не стеснялся её, даже понимая, что она лидер Чернолесья.
    - Я устал, Рина, а ты привела мне этого недоделка.

    +1

    10

    Наконец, медленно рыжий сполз в сторону и лег рядом. Эск чуть приподняла голову лишь и подложила лапы под себя, задумчиво его осматривая. Снова так близко этот волк, снова можно чувствовать его запах и чувствовать тонкие жесткие волоски шерсти, щекочущие лапу. Обиженный и раздосадованный темный сгусток Копы вновь забился в углу и сидел, сверкая взглядом. Больше ничего не оставалось. Приятные воспоминания и чувства нахлынули на его мать, делая её гораздо сильнее. А волчица тем временем наслаждалась. Еще ни разу она не брала над сыном контроль. Первая попытка была не самой удачной и мимолетной, теперь же. Самка чувствовала небывалый прилив сил и вновь была так счастлива ощущать окружающий мир.
    - Власти? Не смеши... Мне всегда казалось, что призрачная власть вожака тебе не нужна, чтобы управлять теми, кем ты хочешь,- Эск улыбнулась и медленно потянулась к волку, проходясь носом по его щеке. Она все еще чувствовала дискомфорт от совсем не своего тела, но ей вскружили голову все эти чувства и она совсем забыла, что дарит легкий поцелуй губам Дома в виде нескладного, худого подростка.
    - Я знаю. И понимаю, что не справилась с этой задачей, как его мать. А уж ты, чужой для него, и подавно не обязан все это делать. Но... Я верю, что он увидит в тебе идеал и будет стремиться. Станет хоть чуточку уравновешеннее и добрее к окружающим. Ты не видишь его души... Ох, Дом, как хорошо, что ты её не видишь. Я была в ужасе, попав сюда. Не думала, что могу дать жизнь чудовищу. А может... Своим воспитанием, точнее его отсутствием, сделать это чудовище,- было слышно как она расстроена. Сожалеет о том, чего не сделала в нужное время.
    - Может я смогу помочь тебе? Будучи лидером мне было постоянно не по себе, потому что я не знала, что на уме у порченого, который стоит передо мной. Кинется ли он на меня через секунду или будет спокоен. Но теперь у тебя есть я. Пусть и в такой жутковатой манере,- Эск усмехнулась и уткнулась мордой в вытянутые вперед лапы. Было действительно несколько смешно. Она прекрасно понимала какой обузой станет Кардеро. И если в стае ему никто не имел права причинить реального вреда, то здесь... Может произойти все, что угодно. А оттого и был нужен покровитель.
    - Да, я знаю какого это, когда каждую секунду ты находишься под взглядами дулами, что уперлись в твою спину. Но знаешь... Я кое-что поняла. Я ведь стала лидером тоже внезапно, не совсем готовая нести такое бремя,- волчица специально не стала рассказывать все и сразу. Ей хотелось наслаждаться беседой с волком, подпитывать свое хорошее расположение и тем самым не давать выбраться обозленному сынку.

    +1

    11

    Ты как-то непривычно для себя размяк и подобрел. Раньше, такое тебе нравилось, но сейчас, осознав, что ты в таком уязвимом состоянии, вновь напрягся. Мышцы задеревенели, а дыхание стало далеким от размеренного. Пусть ты и доверял Эск, но в этом теле был этот жестокий щенок, а с ним нельзя настолько расслабляться. Да и урок Киры ты всё-таки запомнил, порченные - неизведанная территория. Как бы не верил в то, что все могут сосуществовать в мире, всегда найдётся какое-то "но". Эск не просто так не смогла отойти в мир иной, её тут что-то держит; и тебе не верится, что этот "кто-то" - Кар. Больше верится в её желание мести, а это тоже может стать проблемой для тебя.
    Сомневаться в Эск - такое чувство в новинку. С первой встречи ты как-то доверился ей, с первых минут расслабился и вёл себя свободно. Ты никогда не подозревал Рину хоть в чём-то, никогда не думал о ней, как о возможной угрозе. Теперь же всё по-другому. И это странное чувство обволакивает твоё естество, шипя что-то о том, что все вокруг предатели. Ты это знаешь. Даже сон потерял оттого, что жутко боишься за свою жизнь, когда добрая половина стаи желает завершить твои далеко не праздные деньки на этой земле. Да и Кира, спящая рядом, доверия никак не внушает.
    - Рина, не в те лапы ты вручаешь своего сына, - после такого родного и нужного прикосновения ты просто не можешь плести интриги без ведома Эск. Она волнуется за своего сына, обвиняет себя в том, что именно из-за неё этот недоносок стал таким жестоким. Ты тоже не задумываешься, что лизнул щеку далеко не Эск и, тем более, не самки. Но ты хотел ответить ей, сказать и показать, что чувствуешь то же самое. Ничего не изменилось. Ты старался это донести, перед тем, как признаться. - Конечно, ты сможешь помочь мне, но тебе вовсе не понравится то, как я хочу использовать тебя и твоего неудачника.
    Ты утыкаешься носом в бок Эск, подбирая все тело к себе и принимая какую-то слишком зажатую позу, не свойственную тебе. Вздыхаешь полной грудью совсем не тот аромат, какой хотелось бы. Резко отстраняешься, поднимаешься на все четыре и отходишь. Слишком больно находиться с ней. Ты хочешь того, чего уже никогда не получишь. Чувства слишком неожиданно накинулись, не давая возможности оценить ситуацию. Ты хочешь её использовать, и понимаешь, что нельзя.
    - Слышь, малец, неужто ты настолько слаб, что не можешь одолеть разнеженную от чувств самку? - ты усмехаешься совсем не по-доброму и смотришь сверху вниз. - Не разочаровывай уж настолько.
    Ты никогда не позволял себя так вести при Эск. Ты не хотел её отпугнуть от себя, потому что сильно нуждался. Эск уже оплакана, незачем ворошить прошлое. Сейчас именно живые строят дорогу в будущее, а чувства к этой самке тебе мешают сделать хороший шаг вперёд. - Разве ты хочешь подчиняться? Это твоё тело, так забери его,- ты смотришь жестоко; такой взгляд бывает только у тех, кто ни раз убивал невиновных только из-за того, что он мешается. Тебе приходиться приложить много сил, чтобы Эск не увидела твой страх и нежелание прощаться с ней, но так нужно. Ты обмозгуешь всё, а потом уже можно поговорить с ней по душам.

    +1

    12

    Эск не настолько дружна с этим телом. Напротив, сейчас ей все в новинку, а потому она не сразу замечает напряжение в позе Доминика. Она продолжает льнуть к нему. Ведь она чувствует его и вдыхает его запах, совсем забыв, что делает это из тела молодого переярка. А Кардеро хоть и не чувствует так уж сильно все, остается все же хозяином тела и прикосновения, запахи ему настолько чужды, что холка встает дыбом. Но воспоминания Эск окрыляют её. Обрывочные, такие туманные, но сладкие. Она помнит это рыжее тело. И жар, которым они были вместе охвачены и блаженство, накрывшее их с головой. И могла ему доверять. Он был не порченым. В его голове не сидело духа и оттого волчице он казался безопасным. За своей уверенностью, что лишь порченные могут быть непредсказуемыми она была так слепа, что не видела, каким может быть Дом. Просто думала, что видит его, словно раскрытую, уже прочитанную книгу. И как сильно она ошибалась понять она не могла даже сейчас, когда слова один за одним резали слух.
    - Использовать? Но ведь я сама предлагаю тебе помощь взамен за покровительство сыну. И перестань его так называть. Мне все же неприятно,- откликнулась самка, чувствуя грызущее чувство. Обернувшись, поняла, что черная тень вновь подкралась к ней и назойливо скребет. Отмахнулась от сына, вновь устремив непонимающий взгляд на рыжего. И тут вдруг молнией пронизывает жесткий взгляд. Эск безуспешно вглядывается в дорогие, но такие незнакомые черты морды. Хмурится. Смешно, по-детски расставив уши. Садится и укрывает лапы хвостом, как делала это еще при жизни. Сила привычки, что поделать.
    - Что ты несешь? Прекрати... Я пришла к тебе за помощью, а ты,- воодушевление схлынуло, унесло будто ветром. Эск чувствовала себя разбитой и будто бы обманутой. А тень уж перебралась на уши, покусывая их, словно маленький щенок. Кардеро все отказывался с ней говорить, но в контакт вступал. Она чувствовала, что он совершенно не реагирует на выкрики Доминика, однако же ему не нравится состояние матери. Будто бы хочет защитить, отодвинув в сторонку. Мягкая темная лапа касается щеки светлой души. Глаза в глаза смотрят, ведь они такие одинаковые. Мягко шепчет "отступи". И свет Эск угасает в маленькую точку, а темные лапы сгущаются, тень сворачивается клубком, защищая материнский свет.
    Взгляд изменился вновь, а уши отошли назад. Хотя гордой позы Кардеро не сменил. Остался сидеть. Появилась лишь боль и презрение ко всему окружающему миру вокруг. Молчал и смотрел на рыжего волка, как на злейшего врага.

    +1

    13

    Ты понимал, что Эск явно не ожидала таких перемен; осознавал, что можешь разрушить всё, что так долго оберегал и строил. Она не понимала, сколько же ты сил вложил, чтобы встречаться с ней. Не понимала, как выматывал тебя контроль за своими словами, когда ты так расслаблен. Стая тебя никогда не принимала, всегда подозревала и ненавидела. Ты для них, словно бельмо. Постоянно таскался к изгнанной мамаше, высказывался за Порченных, советовал объединиться с Чернолесьем. Ты выродок, ты недостоин. Именно это ты читал во всех взглядах состайников долгие годы. Именно так на тебя смотрели братья и сестра; с ненавистью, презрением и отвращением смотрел отец. Одна лишь мать принимала тебя, спасла тебя, покровительствовала тебе. Ради неё ты научился быть жестоким, расчётливым и холодным. Будучи переярком ты был слабым и ни на что не годным, мог только таскаться за Лизой и скулить, когда на очередных тренировках тебе давали взбучку. Что говорить, ведь даже в охоте ты не блистал способностями. Отброс.
    И лишь мать давала силу вновь и вновь подниматься; каждый раз ты сносил все выпады в твою сторону, терпел жестокие тренировки и изматывающие патрули. Юность - твоя самая ненавистная пора, ведь в ней ты был слабаком, об которого все вытирали лапы. Сколько же тебе стоило подняться, научиться и дать отпор. У тебя не было никаких природных данных, было лишь жгучее желание защитить мать. Стать ей надежной опорой. Ты тренировался больше, чем любой из погодок, потому что ты всегда от них отставал. Всегда смотрел в спину.
    И сейчас, когда наконец-то обрёл всё, о чём может мечтать рядовой волк в стае, ты понимаешь, что не имел ничего. Мать ты так и не смог защитить, обойти брата тоже не получилось, в бою не настолько искусен, в охоте не так быстр. Ты посредственность, которая внутри имеет прогнившую и чёрную душу. Забитую, израненную, уставшую. И сейчас, ощущая, что ты опять теряешь Эск, именно эта душа начинает завывать внутри, оплакивая потерю. Ты не отвечал на слова Рины, потому что боялся, что голос дрогнет. Ты же слабак. Эск, я слаб, прости меня Опять пережить то, что было внутри тебя, когда разведчики доложили, что лидер Чернолесья убита порченными. То отчаяние, боль и неверие.
    Бессилие.
    - Кардеро, да? - голос грубый и холодный, ты садишься, держа приличную дистанцию. От расслабленности не осталось и следа. Сейчас перед молодым переярком сидит настоящий Доминикан - озлобленный, жестокий, не умеющий сочувствовать и сопереживать. Ты встречаешься со взглядом Кара и отвечаешь ему не менее злобным, наполненным ненавистью. Но эти чувства не относятся конкретно к Эск и её сыну. Они всегда с тобой, всегда при тебе. Ты испорчен, надломлен. Жизнь тебя заставила защищаться любыми известными способами, которые не всегда были честными. - Я дам тебе кров, стану твоим покровителем и наставником, - ты отводишь взгляд куда-то между деревьями, будто теряя интерес к разговору и своему собеседнику. Тебе так легче. Не скрываясь, не ютясь и юля, - Используй меня, - ты возвращаешь твёрдый и уверенный взгляд к Кару. - Учись использовать всех, кто тебе выгоден. Если же пожелаешь, я тебя научу, как заставить замолчать навеки тех, кто неугоден, - ты говоришь это расслабленно, будто в порядке вещей. Но для тебя это так и есть - ты тонешь в чужой крови. - Я тебе предложил всё, что мог. Тебе решать: оставаться ли таким же жалким и никому не нужным или же попытаться что-то изменить.

    +1

    14

    Волк напротив молчал некоторое время, а Кардеро сидел напряженный и злобный. Постепенно опуская голову и смотря исподлобья на взрослого самца. Ему был противен этот холодный взгляд. Его раздражала эта белая отметина на ухе, что выбивалась из общей рыжей массы. Ужасно бесила поза и взгляд, в котором белый ничего не мог прочесть. Он совершенно не умел читать чувств по глазам. И когда другие говорили: "Я вижу боль в твоих глазах", он совершенно не мог понять, что это значит. Боль можно лишь чувствовать, когда чужие клыки впиваются в твою холку. Боль можно терпеть, когда в очередной раз глотку сдавила пасть добытчика. Боль можно заглушить яростным скрежетом зубов во время ночной тренировки. Но как её можно видеть? А уж тем более в глазах?
    Наконец, Доминикан заговорил. И снова будто бы слова летели в стену. Ударялись и разлетались на сотни мелких искр, что освещали темный уголок в душе, в котором тихо страдала Эск.
    - Твои слова и ужимки лживы. Чего тебе нужно от меня?- Кардеро стоял на своем и был чудовищно немногословен. Он не желал объясняться. Не хотел доносить свое состояние непонимания. Ведь, зачем тогда он - этот глупый переярок нужен Доминику? Он не силен, не ловок. Да, очень высок, но едва ли это преимущество без мышц и умений. Да, у него есть способности, которые он не против развить, но не имеет особого желания. И наконец, звучащие так пафосно фразы резали слух. А Кардеро не любил пафос. Он хотел, чтобы с ним были открыты. Чтобы ему обнажали душу, а он решал -плюнуть в неё или пройти мимо.
    - Научишь меня? И кому же нужен ты со своим знанием? Ну? Хоть кому-нибудь?- зло сощурился переярок, вздыбив окончательно холку и чуть попятившись. Он не собирался бросаться отказами на столь щедрое предложение. Тем более понимал, что дух так и так приведет его сюда снова. Но и просто слепо следовать за незнакомцем желания не было абсолютно никакого. Этот рыжий не был ему авторитетом. И Каро не смотрел на него приоткрыв пасть, и уж тем более не имел желания хватать все его мудрости и впитывать как губка. По крайней мере пока. Наверное, ему нужно было доказательство, что все эти слова - не громогласные пустышки.

    +1

    15

    Что-то очень сильно долбилось в твоём сознании, пытаясь докричаться. Это странное ощущение стиснуло твои лёгкие, мешая сразу ответить на слова переярка. На периферии твоих мыслей явственно звучало лишь то, что ты не должен говорить поспешно. Ты с детства был наблюдателен - это единственное, что можешь с гордостью представить всем. Но раньше, в молодости, не понимал, как это можно противопоставить чей-то силе или ловкости. Со временем ты понял, что это намного больше, чем все имеют вокруг тебя. Ты знал стаю, знал повадки многих; слышал всё, собирал информацию, будучи не замеченным, ибо тебя не воспринимали всерьёз; на общем Совете стай всегда наблюдал за чужаками, делая для себя какие-то пометки. У тебя много знаний обо всём, что творится вокруг тебя. Именно это помогало выигрывать в битве. Именно внимательность довела тебя до личного советчика вожака. Именно из-за неё ты смог манипулировать окружением так, как тебе было выгодно: никому бы не позволили бегать к изгнаннице - ты был один такой; никому не сошли бы с лап встреча с врагом, лидером Чернолесья, а твоя шкура постоянно носила запах Эск; никто и никогда не покидал стайные территории, не пропадал на недели - ты же этим маялся постоянно; ни один волк не позволял себе валяться на совете, либо тихо посапывать, когда говорит вожак - для тебя это смысл жизни. Ты смог добиться такого расположения за счёт того, что имел много информации обо всех и знал, как её пользоваться.
    И сейчас, именно отточенный годами навык, орёт внутри тебя, пытаясь донести что-то важно, что ты заметил, но не обдумал. Такое с тобой бывает часто. Слишком много информации невозможно усвоить сразу, так что ты её обрабатывал ночью, перед сном. Сейчас ты понимал, что упускаешь какую-то деталь из виду.
    Опять внимательно осматриваешь переярка, смакуя его слова у себя в голове. Пауза затягивается, но ты всё ещё молчишь, награждая юнца тяжёлым и жестоким взглядом. Шестерёнки старательно двигаются, нейроны передают импульсы, и ты внимательно оцениваешь мальца перед собой. Твоё тело устало от такого напряжение и требует прилечь, но ты продолжаешь изучать самца, который вздыбил загривок и отступил назад.
    Он всего лишь ребёнок, рыжая ты бестолочь, - ты как-то по-особому зарычал, неосознанно вздыбив и свой загривок. Твои мышцы напряглись, словно ты подготовился к финальному рывку, а клыки обнажились. Юнец однозначно никогда не участвовал в настоящих сражениях, так что и не видел то, что они могут принести. Доминик был готов разорвать любого - именно об этом кричал его вид. Злость, ярость, ненависть.- Естественно, что он не доверится. Да и шрамы. Как я сразу всё не соединил, чёрт. Совсем разнежился на посту, - ты поднялся на лапы и как-то пружинисто подлетел к переярку, оставив между вами крохи сантиметров.- Как же я мог расслабиться, не заметить. Мне непозволительна такая роскошь. Ошибки приведут к гибели.
    - Я никому не нужен, но и сам не нуждаюсь в ком-то, - ты всё ещё порыкивал на себя, но отступил от самца. - Не умеешь же читать между строк? Так я тебе поясню, - ты ухмыляешься, полностью меняясь в своём образе. Отводишь назад своё бело ухо, прижимая его, по-детски хмыкаешь и вновь усаживаешься в напряжённую позу. - Ты мне никаким не сдался. Даже если бы ты имел натренированное тело, хорошею реакцию - я в тебе не нуждаюсь, - поворачиваешь голову в сторону, где находится лагерь, - Тут именно ты нуждаешься в помощи. Давай будем откровенны: с твоими навыками тебе не выжить. Да и моя помощь не будет, скажем так, бесплатной. От тебя мне потребуется содействие, только и всего, - ты опять посмотрел на Кардеро, оценивая его. Кого-то он тебе напоминал, только вот непонятно кого.
    - Ты же хотел правды? Вот тебе она. В этом мире ты ничего не получишь за просто так, придётся что-то отдать взамен, но именно так можно выжить. Хотя, я всё же сомневаюсь, что из тебя что-то толковое получится.

    +1

    16

    Слишком долго молчит этот рыжий. Как будто затянутый тугим поясом или набравший побольше воздуха перед погружением в воду. Он будто бы даже не дышал и Кардеро это напрягало еще сильнее. Он не верил, что кто-то захочет дать ему просто так кров и защиту. В родном Чернолесье так было принято. Он имел там особый статус и все его выходки по началу спускались, а затем наказывались, но не сильно. Он знал, что всегда сможет получить самый сочный кусок. Ведь детям все самое лучшее. И он никогда не задумывался, что взамен ничего не отдает. Живет, как паразит. Однако же, у него не было нормальной семьи. Не было сурового отца и заботливой матери. Все как то перевернулось с ног на голову и тогда Кардеро подумал, что именно этим он и расплачивается за любую роскошь в этой жизни. И ровно в тот момент, когда умерла мать он не мог понять за что. За что он расплачивается так горько? Это чувство вселенской несправедливости было таким сильным, что переярок впал в беспамятство. В нем он покинул стаю и натворил еще не мало всего, о чем боится вспоминать и никогда никому не расскажет. Но, появившийся дух стал залечивать душевную рану. И Кардеро понял. Он так сильно хотел быть ближе к матери, что его желание исполнилось. Теперь она находилась как нельзя ближе к нему. Вселенная исполнила его самую сокровенную мечту, но расплата за это была ужасающей. Эск погибла и вернуть её в собственное тело уже никогда не получится.
    От того предложение Доминикана казалось еще более пугающим. Он не знал, чего можно ожидать от этого волка. Не знал, что тот попросит взамен и от того не желал ему доверять.
    - Для меня не новы твои слова. Больше конкретики. В чем именно я должен буду содействовать, если ты во мне не нуждаешься?- переярок сощурился, больше не отводя взгляда от рыжего волка и медленно дыша.
    Слушать волка не хотелось. На языке вертелось проклятье с пожеланием долгого и счастливого пути вожаку куда подальше. Но белый молчал и слушал. Внутри что-то подсказывало, что сейчас нужно помолчать и подумать. Нет возможности дать ответ и связать себя узами обещания.
    Наконец, дослушав до конца, подросток поднялся. Все такой же чуть сгорбленный, со взглядом загнанного зверя исподлобья.
    - Мне надо подумать,- это все, что он хотел сказать. Ни дал ни четких рамок времени, ни ориентиров. Просто сказал как отрезал и считаться с мнением рыжего не хотел. Все то же мерзкое ощущение безнаказанности. Но здравый смысл заставил все же добавить.
    - И тебе тоже.
    Повернувшись, Кардеро пошел дальше, к реке. Он был настолько потерян и закопан в собственных мыслях, что шел практически на автомате. Остановился, когда лапы коснулись воды. Так же машинально опустил голову в ручей и принялся пить. Долго лакал ледяную воду источника, смотря в пустоту.
    - И что ты думаешь об этом?- впервые внутренний голос обратился к огоньку света в своей душе.
    ***

    +1

    17

    Через сутки


    Эту ночь ты опять не смог нормально заснуть; урывками воровал пятиминутные помутнения разума, а потом опять открывал глаза и осматривал логово. В последнее время Кира не спала рядом, предпочитая укладываться чуть дальше от тебя, будто старалась дать личного пространства, которого ты лишился, лишь встав на пост вожака. Понимала ли она твои чувства? Вглядываешься в силуэт волчицы, в сердцах понимая, что не сможешь отпустить её никуда. Это не любовь, не привязанность и доверие; ты пока ещё не мог описать свои чувства, чтобы самому признаться в этом ей. Она пылко отвечает на все твои нападки, стойко выносит бредовые мысли вслух и безошибочно определяет то, как нужно выразить твои слова стае, дабы не вызвать ещё большего недовольства. Полезная.
    И ты сделал её своей фавориткой; не сказать, что на это место многие самки рвались, но почему-то именно она поселилась в твоём логове. Почему не убил, когда она так подставила тебя? Ведь в этой битве с порченным ты мог не выстоять и погибнуть. Спасала бы? Эти вопросы давно ютятся в голове - не дают покоя и сна. Теперь ещё и появление Эск.
    Она давно оплакана, ты уже смерился и постарался забыть. Конечно, такое никогда не покинуло бы чертоги твоего разума, но рваная рана на душе больше не кровоточила. Её любезно прикрыли какими-то травами, мол, скоро зарубцуется. И ты надеялся на это. Но вот бывший лидер Чернолесья приходит к тебе в теле своего жалкого сынишки и просит дать ему кров, покровительство. Потом своими действиями пробуждает в тебе те самые чувства, от которых ты так старательно бежал. Боялся их, не признавал, даже презирал. Они твоя слабость, твоя погибель.
    С Эск хорошо, комфортно, спокойно. Она смогла бы подарить тебе настоящую семью, если бы были иные обстоятельства в вашей жизни, другие цели и должности. Справилась бы с твоим настоящим нутром? Ты не сможешь дать ответ, ибо в данный момент тебя терзают сомнения. Этот малец не силой захватил контроль над телом - Рина сама отдала бразды правления; уверен в этом. Ты ранил её чувства, показав то, кем являешься. Ещё бы. Такого "тебя" никто не любит и не признаёт; одна лишь мать готова защищать тебя настоящего. Как ты мог поверить, что Эск такая же, как и Лиза? Рина слабая, она не справится с такой ношей.
    Ты поднялся на лапы и бесшумно вышел на поляну, где уже собирался ранний утренний патруль. Волки зевали и никак не могли придти в себя после сна. Как же ты завидовал их беспечности и свободе. И как же хотел спать. Уставший, разбитый и похудевший - такого легко убить. Слабее даже себя в юности; смешон и жалок.
    - Я отправлюсь на границы с вами,- твой голос прорезает тишину, больно ударив по ушам состайников. Они явно не довольны таким известием: кто-то хмурится, кто-то презрительно кривится, некоторые же откровенно фыркают. Но тебе нет дела до этих бессловесных проявлений недовольства, ты приверженец "есть, что сказать - говори", а на такие знаки непринятия не реагируешь. Ваш укомплектованный отряд отправился на проверки границ.


    - Мне не нужно время, я уже решил.
    Ты смотрел, как спина новоявленного переярка медленно удаляется прочь. Он ни на что не годен, из этого мальца ничего путного невозможно сотворить. Твои первые эмоции, касаемо него, были правдивы: зажат, наивен, неоправданно агрессивен и жалок. Такой самец вызывает в тебе лишь презрение и нежелание тратить время, силы, нервы. Даже ты, в своё время, был более презентабелен, чем эта несуразная пародия на хищника.
    - Если ты не готов рисковать, то и вовсе ничего не добьёшься,- голос звучал уверено, непоколебимо и холодно. Кар не так далеко ушёл, чтобы не услышать фразу, но ты не собирался его останавливать или как-то ещё переубеждать. Теперь в тебе нет ни капли желания помогать или учить, он труслив и слаб. Такая смесь никогда не нравилась. Да и дел, в принципе, без покровительства этому мальцу, у тебя достаточно. Справиться бы с тем, что уже имеешь, а не создавал бы ворох новых проблем.
    Конечно, тебе больно отпускать Эск, но так будет лучше. Она тебя не примет; теперь будет постоянно о чём-то подозревать. А ты не хочешь такого отношения к себе. Так легче, правильнее и гуманнее. Пусть сама спасает своего несносного щенка, ведь ей теперь больше нечем заняться. Мёртвые ни на что не годны. Из-за этого ты так сражаешься за живых.


    Весь патрульный маршрут ты шёл впереди отряда, полностью погружённый в свои мысли. Волки позади перешёптывались, но свои обязанности выполняли исправно и тщательно. И ты уверен в том, что они так же все делают, даже без твоего присутствия. Краем сознания слышал, как один из молодых обвинил тебя в том, что ты идёшь балластом в патруле, так как ни на что не обращаешь внимания. Мысленно хмыкаешь - тебе не резон кому-то что-то доказывать. Но не успел твой разум это произнести, как слышится ответный шёпот. "Как бы я не был против его политики, но он отменный воин и разведчик. Всегда замечал мелочи, даже когда дурью маялся. Так что не греши зря"
    Всё-таки твои погодки хорошо осведомлены о внимательности, которая сопровождает тебя практически всегда. И знал бы сейчас этот самец, что ты реально идёшь балластом и не замечаешь ничего вокруг, полностью погруженный в свои мысли. Даже диалог этот чудом услышал, так как ваш отряд уже подходит к лагерю. Но весть о том, что в тебя верят - не может не радовать. Так что на поляну ты вступил уже чуть приободрившись.

    +1

    18

    Они много и долго говорили в ту ночь. Кардеро укрылся в корнях могучего дуба, словно барсук, подложил под себя длинные тощие лапы и погрузился в полудрему, лишь изредка шевеля длинными ушами и прислушиваясь к окружению. Нельзя было становиться совершенно беспомощным в этих местах, ведь он не дома. Ведь теперь у него вообще нет дома.
    Эск была счастлива, что Копа ей открылся. Её светлый огонёк горел все ярче, рассеивая тьму души сына. Нет, не окончательно. Лишь забивая её по углам, словно тень. а Кардеро и не сопротивлялся. Он позволил себе принять её. Открылся и расслабился. Её присутствие не делало его мягче, но в собственную душу приносило тепло. Еще совсем юный, волчонок тянулся к этому теплу и нуждался в нем.
    Однако, осознание того, что оставаться слабым и уязвимым нельзя пришло. Белошкурый обладатель янтарного ясного взора был красив в лучшие свои годы. Когда хорошо питался и много спал. Теперь же появилась нездоровая худоба, он сутулился сильнее обычного, а уши и вовсе не получалось отлепить от головы, когда кто-то находился рядом.
    - Дорогой, я больше не буду тебя принуждать. Я вижу, что ты повзрослел. Ты сам волен выбрать свой путь. Одобряю я его или нет - не важно. Просто делай выбор и будь готов понести за него ответственность,- Эск слишком хорошо знала сына. Понимала, что как только она даст ему выбор и не будет давить запретами - он пойдет по нужному ей руслу. Сказать по правде, она уже не была уверена, что приходить к Доминикану было нужно. Её совершенно выбило из колеи его поведение, однако же. Было и кое-что еще. Обдумав все хорошенько, волчица поняла, что просто так этого белоухого не оставит. Что уж, в её жизни не было предательств и потерь? Отнюдь, их было слишком много, чтобы от каждого ломаться, словно тростинка. Она была сильно духом, от того и смогла выжить после смерти. От того осталась в этом мире, готовая продолжать сражаться. Пусть не за себя, но за сына.
    - Я научу тебя. Теперь я буду всегда рядом и научу тебя всему, что знаю сама. Ты теперь не один,- тихонько шептала Эск в голове у подростка, когда он проваливался в мир грез.

    Утро было встречено волчонком без особо энтузиазма, но настрой был отчасти другим. Поднявшись на лапы, он огляделся, а затем прислушался. Дух молчал. Ненароком подумалось, что ночные разговоры - это его бредни. И на самом деле никакой дух к нему не поселялся. Но звонкий ответный материнский смех его успокоил.
    - Я все обдумал. Я пойду в стаю. Думаю, нам не зря даются те или иные встречи... Все в этом мире слишком взаимосвязано,- и Кардеро направился обратно в лагерь, к Доминикану.

    Когда рыжий волк вошел в свое логово после патруля из легкого полумрака появился нескладный, высокий подросток. Лишь мгновение ока, он прыгает вперед, оскаленной пастью оцарапывает щеку вожака, но остается на месте, не уворачиваясь от возможного ответного удара. Отчего то кажется, что Дом не ударит в ответку. Теплая охра горит праведным гневом недовольной волчицы. Она будто бы отвесила Доминику пощечину и встала, гордо подняв голову.
    - Будь ты хоть трижды гнусным подонком, испортить свою память о тебе я не позволю. Понял?- Кардеро выглядел довольно воинственно, хоть и не представлял особой угрозы. Но уверенность, что исходила из него по причине присутствия Эск была ошеломляющей. Вдруг, в одну минуту она чуть подогнула лапы и вновь оказалась совсем близко от его морды, нежно касаясь губами его губ, а затем касаясь их язычком. Медленно утыкается носом в щеку и замирает так, прижавшись.
    - Он пришел к тебе сам, я не вела. Кончай ломать комедию и смирись, что теперь я всегда буду за тобой приглядывать,- уже теплее произнесла самка из тела подростка.

    Отредактировано Кардеро (2017-07-03 08:31:51)

    +1


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Вне времени » — Да, присоединяйся, прошу! ver.2.0 [с]