У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
04.09.2018 Игра началась:
  • - сухие заросли;
  • - овраг.
  • Присоединяйтесь!
    31.08.2018 Ролевая начинает свою работу и остро нуждается в помощи неравнодушных. Загляните в тему "набор в команду", ссылка ниже. Не упустим шанс вдохнуть в Рассвет жизнь!
  • Запись в сюжетные квесты
  • Свободны многие ключевые должности в игре (проверьте списки).
    Акции актуальны: забирай и играй!
  • Набор в команду АМС
  • Акции на любой вкус
  • Сюжетный персонаж ищет хозяина
  • Свободные роли
  • Поиск партнёра по игре
  • Форумная валюта
  • Форумный магазин
  • Начисление кристаллов
  • Волки: Скоро Рассвет

    Объявление

    АМС
    Новости
    14.01.2019-14.01.2020 Отдам ролевую в хорошие руки 04.09.2018.
    Игра началась! Смотри вкладку "информация" (справа). Заходи во флуд, поболтаем!
    Ролевая приветствует творцов и приглашает присоединиться к продвижению сюжета.
    Ведётся набор в команду АМС.
    Сюжетный персонаж ищет хозяина!

    Рейтинг форумов Forum-top.ru
    КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СЮЖЕТА

    КВЕСТЫ ДЛЯ ВСЕХ

    СПОСОБНОСТИ ДУХОВ

    НАГРАДЫ

    АКЦИИ

    Горячий Ветер

    Альфа-самка Нирида собирает в патруль волков у кипящего озера. Кора и Ракон уже на месте, в скором времени они выдвинутся на границу к Глуши.
    Чернолесье

    У седого камня готовится празднество. Колль, как новоиспеченный лидер, собирается в эту ночь сочетаться браком с Алессой, истинной кромешницей. Как отреагируют чернолесцы?
    Порченные

    А в стане Порченных меченым и одним из контролеров готовится темный обряд. Последствия их поступка могут быть ужасающими. Альфа-самка тем временем берет отряд охотников для вылазки в Глушь.
    Одиночки

    Об одиночках пока ничего не слышно. Возможно, в скором времени они дадут о себе знать, ну а пока их запахи не тревожат стайных волков.
    Погода: Начало лета.
    Днем жарко и тяжело
    дышать. На небе ни
    облачка.
    Время суток: сумерки.
    Волки: Скоро Рассвет

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Вне времени » Доверие — вроде, цены не имеет…


    Доверие — вроде, цены не имеет…

    Сообщений 1 страница 13 из 13

    1

    Есть вещи, которые трудно порой оценить…
    Вот так и доверие — вроде, цены не имеет…
    Известно любому — его не украсть, ни купить,
    И душу для многих сегодня оно не согреет…
    Порою в кредит получаем… Легко потерять…
    С ним, как с хрусталём, обращаться бы нам осторожно…
    И только утратив, позднее сумеем понять,
    Насколько бесценно оно… И вернуть невозможно!

    Эск, лидер, Чернолесье, 5 лет | Эфир, каратель, Чернолесье, 6 лет.


    Весна, около недели назад.
    После встречи со своим супругом Эск вышла из той битвы, изрядно потрёпанная. Ей удалось добраться до ручья, где как раз проводила время Эфир. Кому как ни верной опоре Эск может доверить своё состояние и переживания?

    0

    2

    Эск чувствовала себя опустошенной. Её тело болело и ломило, с морды около глаз тонкими слезными дорожками текла кровь. Взгляд волчицы был потухший и ушедший глубоко в себя. Она брела меж деревьев, не замечая ничего вокруг. Напорись она сейчас на кабана, непременно бы попала ему на клыки и пала бы бессмысленной жертвой здесь же. Потрепанная шкура и чуть хромающая походка говорили о совсем недавней стычке.
    - Это не кончится никогда... Я останусь для него игрушкой. Когда захочет, он придет и будет просить выслушать его. Скажет вновь, что контролирует духа. А я поверю ему... Или нет? Это не важно, ведь в глазах окружающих я мать, которая слишком уж печется о своих чадах, не подпуская несчастного отца,- белая горько усмехнулась и облизнулась, пробуя собственную кровь на вкус. Слегка солоновато, но не противно. Нос щекочет влажный запах воды. Медленно, поднимает голову, ловя взглядом блики из ручья. В груди что-то неприятно дрожит. Нет, идти может, значит ничего не сломала.
    Волчица встряхивается и тяжело опускается на землю, близ водного источника, смотря поверх его глади и вновь уходя мысленно в себя. Она надеялась, что никто не появится сейчас здесь и не увидит её в таком состоянии. Она сейчас слишком слаба, как морально, так и физически. Нет сил на сдержанность и спокойствие. Хочется просто зайти в воду и идти, идти, пока воздух перестанет попадать в легкие и они наполняться пресной водой.
    - Я не имею права на такие мысли. Что будет с детьми? Моими маленькими девочками и сыном? Я им нужна... Или это всего лишь иллюзия, самообман. Так хочется верить, что ты кому-то нужен,- Эск бессильно скалится, вновь облизывая окровавленную морду и ворочаясь с боку на бок, чтобы не давить на полученные от Сколла раны.

    +1

    3

    Что может быть лучше хорошей прогулки в такой чудесный весенний день? Пожалуй, ничего. Температура становится всё более терпимой, согревая солнечным светом волчицу. Но не нагревая слишком сильно, — ветер вовремя успевает остудить нагревающуюся шерсть. Именно к ручью Эфир привела жажда — госпожа, заставляющая тащится в самую дальний уголок планеты, дабы лишь утолить её. А всё время, пока ты добираешься, она будет мучить тебя изнутри пока, наконец, не добьётся своего или же не истощит твой организм.
    Сглатывая подступающую слюну, волчица продолжала движение рысцой — чем-то средним между ходьбой и бегом. Пожалуй, это самый оптимальный темп для лесных обитателей, — не слишком медленный, что позволяет не тратить кучу времени, чтобы добраться до какого-то места. Однако, не слишком быстрый, что позволило бы быстро устать, даже если выносливость достаточно высока или споткнуться о какую-нибудь корягу по пути. Вновь её пробивала ностальгия, заставляя вспоминать, как весело было им с братом. Как они вместе охотились. Как он загонял добычу прямо в её цепкие лапы, пока Эфир выжидала в засаде, а после наносили сокрушительный смертельный удар. А бывало, что и не наносила, — промахивалась. А её было время, пришлось им вместе добивать раненого оленя. А потом во время раздела добычи, они одновременно потянули один и тот же кусок, разорвав его на две части. Вот было время! Почему-то всегда, когда волчица вспоминала подобные моменты, шрам за левым ухом давал о себе знать, и Эфир снова и снова вспоминала ту злосчастную ночь, когда погубила собственного брата. В такие моменты слёзы наворачивались на глаза, оставляя на щеках мокрые следы. — Хей, прекрати, Эфир, не будь тряпкой! — Поймав себя на этой мысли, Фир тряхнула головой, смахивая последние солёные капли с щёк. Ясным взглядом смотря вперёд, волчица продолжила держать путь к ручью.
    До её носа внезапно донёсся запах и не один. Эфир остановилась на минутку, чтобы лучше воспринять нотки аромата. Это была волчица Чернолесья, — в этом Фир была уверена. Аромат перемешивался с таким дразнящим ноздри запахом, — крови. Серая поняла одно, — состайник в опасности. Большего знать ей и не надо было. Она сорвалась с места, поднимая ввысь ворохи старых осенних листьев и сухой травы и оставляя глубокие следы подушечек лап во влажной земле.
    Вскоре, уже добираясь до ручья и в то же время, не отклоняясь далеко от влекущего запаха, волчица мчалась карьером, перепрыгивая брёвна и ямы. Наконец, добежав до места назначения, Эфир остолбенела. Взор её глаз уставился на лидера стаи Чернолесья — Эскарину. Но всё бы хорошо, если бы издали Фир не увидела тёмные пятна на шерсти самки. — Какой ужас, — промелькнула мысль в голове волчицы. — Я должна ей помочь! Срочно! — Не раздумывая долго, Эфир снова кинула на подмогу лидеру, тяжело дыша на бегу, — сказывается усталость за время бега по лесу. Как никак, энергия не бесконечна. Уже подбегая к белоснежной (но не сейчас) волчице, Эфир окликнула её:
    — Эскарина! — Остановившись в половине хвоста от неё, Фир недовольно фыркнула.
    — Вечно же ты находишь приключения на свой пушистый хвост. — Заметила Эфир, нервно дёргая головой из стороны в сторону, пытаясь что-то придумать из того, что у неё есть под лапами. Ведь травничеством она не владеет, а оставлять в таком состоянии Эскарину не была намерена.
    — Живо слезай в воду! Тебе нужно промыть раны. — Скомандовала каратель, изображая серьёзный вид.
    — Ты же знаешь, я своего добьюсь, так что давай. Тем более, я ничего смертельно опасного или безумного от тебя не прошу. — Сосредоточив взгляд на ранениях лидера, проговорила волчица, буквально пялясь на них. Она была готова спихнуть Эскраину самостоятельно, если бы потребовалась. Ведь она отвечает за её жизнь головой! А голову надо хоть немного беречь, нужно же где-то хранить воспоминания и знания.

    +1

    4

    Эск уже думала, что начинает дремать. Весенние солнечные лучи нежно грели спину, ушибы и синяки. Волчица уже ни о чем не думала, а просто погружалась в сладкую дрему. Хруст веток под чужими лапами и горячее дыхание услышала задолго до появления кого бы то ни было на поляне. Белая лишь настороженно дернула ушами, но сил в себе на реакцию не нашла. Просто затаилась. Оглушительный крик почти в самое ухо и лидер недовольно морщится, кое-как поднимая голову и смотря с укором на карателя.
    - Эфир, ты напоминаешь мне мать. С таким надрывным назиданием мое полное имя произносила лишь она,- голос охрипший и тихий. Эск кричала и выла всего пару часов назад, от того связки не выдержали и волчица осипла. Мужской басоватый тон теперь звучал с её уст. Каратель была взволнована и тут же принялась заставлять белую залезть в воду. Самой волчице эта идея не нравилась вовсе.
    - Рана серьезная только на морде. В остальном ушибы и царапины, немного вырванной шерсти. Я знатно потрепана, но не умираю, перестань. А вода еще слишком холодная. Я быстрее заболею, если решу искупаться в такую погоду,- Эск отвечала очень медленно. Было видно, что мышцы челюстей у неё слегка болели отчего открывать рот было несколько проблематично.
    - И все же... Я рада тебя видеть- наконец, подается чуть ближе к Эфир, делая легкий взмах хвоста. Нет, это не ложь и не притворство. Белая действительно рада, что именно эта взрослая и опытная волчица пришла сюда сейчас. Они уже давно бок о бок служат на благо стаи и ни разу у лидера не было причин усомниться в своей подчиненной. Она была неподражаема и безукоризнена. Почти идеальна. Если бы не прошлое, которое отчасти связывало многих Чернолесцев. Все они когда-то потеряли родственников и друзей на страшном поле битвы с духами.

    +1

    5

    Эфир шутливо закатила глаза, украшая морду широкой лукавой улыбкой.
    — Ну знаешь, в каком-то смысле это входит в мои обязанности, дорогая Эскарина. — Специально вновь произнесла её полное имя Фир. Волчица расслабилась, поняв, что ничего её лидеру не будет. Эфир слегка прикрыла глаза и позволила свежему ветерку, как следует потрепать её шерсть. — Незабываемое ощущение! Ни на что не променяю свободу, вот правда. Один этот ветер дорого стоит. — Когда волчица открыла глаза, они смеялись. На какой-то момент можно было подумать, что тревогу за Эскарину сдул этот самый ветер. Улыбнувшись шире от этой мысли, Эфир перевела взгляд на лидера стаи Чернолесья.
    — Наверно, я не должна так говорить, но раз ты в этом так уверена, то я тебе верю, — отвернувшись волчица тихо буркнула:
    — Ну и пусть твоя смерть будет на твоей совести. — Волчица заметила, как говорила Эскарина. — Не плохо так её потрепали. Интересно кто или что.
    В чём, в чём, а уж в не соблюдении совета, данного Эфир, права была лидер. Это было даже не совет, а настояние. Интересно, почему Фир сразу не подумала о ледяной воде. Ведь действительно, её Госпожа могла заболеть, а этого уж никак нельзя было допустить.
    — Так и быть, — тихо проговорила каратель. — Кстати о воде, мою челюсть сводит от обезвоживания. Пора бы сделать глоток студёной водички. — Преисполненная жаждой (как бы странно это не звучало), волчица подошла к "бережку" ручья, разлившегося до такой степени, что стал напоминать небольшую речонку. Опустив нос под воду, Эфир вздрогнула и рывком выдернула его из воды. Тряхнув головой, Фир опустила морду к водной глади, высовывая язык и дегустируя жидкость на вкус. Очевидно, сделав вывод, что пить её можно, она приступила к выполнению своего "плана". Она с удовольствием лакала воду розовым языком. Эфир наслаждалась каждым глотком, чувствуя, как охлаждающая жидкость протекает в глотку, остужая всё изнутри. Невообразимо приятное чувство, честно!
    Покачав головой и прицокнув языком, Эфир снова развернулась к лидеру стаи Чернолесья.
    — Я надеюсь, ты врезала обидчику, как следует, и это неизвестное что-либо познало твой гнев. — Только потом до неё дошёл истинный смысл её слов. Мда уж, прежде предусмотрительная и дальновидная особа в беседе становится ну просто какой-то смазливой нюней. По крайней мере, себя так мысленно называла сама Эфир. Потупив виноватый взгляд в землю, волчица повернулась к ручью. Вдргу вспомнив, что перед тем, как Эфир неудачно пошутила, Эскарина ей ответила насчёт совета — или скорее настояния — поправила сама себя каратель. Переведя взгляд вновь на лидера, волчица кивнула, будто бы соглашаясь с ней.
    — И всё-таки, что произошло? — Задала Эфир вопрос, который мучал его с того самого момента, когда она увидела окровавленную шерсть лидера стаи Чернолесья.
    — Неужто эти выскочки из Горячего Ветра совсем совесть потеряли? Или наткнулась на безумного бродячего порченного, не ценящего священные границы и не знающего понятия о личном пространстве? — Эфир повернула голову к зеркальной глади, смотря на своё отражение. На какой-то момент ей показалось, что её "двойник" исказился, будто бы испортился его внешний вид. Брезгливо поморщившись, волчица шлёпнула правой лапой по воде, создавая кучу лечащих в разные стороны брызг. — Зато от ненавистного отражения избавилась. — Усевшись поудобнее, чуть ближе к Эскарине, волчица посмотрела на неё. — В чём же дело? Почему она выглядит такой... Такой пустой. Что-то или кто-то её явно разочаровал. — Волчица терялась в догадках, с нетерпением ожидая ответа на свой вопрос.

    +1

    6

    Бурчание подруги веселило. Нет, конечно, смеяться от души и веселиться Эск была не намерена. Раны на теле и в душе все еще были слишком болезненными, чтобы их не замечать. Однако, присутствие серой делало жизнь куда приятнее и опускало приличную такую ложку меда в бочку с дегтем.
    - Хорошо. Запрещу кому бы то ни было винить в своей смерти от пары-тройки царапин тебя,- лидер растянула губы в улыбке. На душе было тяжело, но и оставить бурчащую карательницу без внимания было нельзя.
    Как того и требовал случай, Эфир все же заинтересовалась что произошло. Эск опустила морду к лапам и закрыла глаза, будто прячась. Будто бы если она никого не будет видеть, то и её не заметят. Забудут о её существовании и оставят в покое. Навсегда.
    - Нет, это не Горячий Ветер и уж тем более не одиночка,- вкрадчиво ответила белая и замолчала. Еще несколько минут тянулось молчание. Белая подбирала правильные слова в своей голове. Она не хотела, чтобы речь её звучала обвиняюще в чью-либо сторону, но при этом чувствовала как в горле встал ком из слез.
    - Соберись и успокойся! Ты уже не маленькая дурная самка. Возьми себя в руки! Твоя жизнь - результат твоего выбора. Прими его и будь уже сильной, в конце концов!- Эск была непреклонна и эмоции отступили. Теперь она подняла голову и посмотрела на подругу. В её янтарном взгляде была печаль и боль. Та самая боль, которую могут причинять лишь близкие. Лишь те, кому ты веришь и доверяешь все самое сокровенное. А они этим пользуются и плюют тебе в душу.
    - Это Сколл. Мы хотели просто поговорить, а вышло... Сама видишь, что вышло. Иногда мне кажется, что я убью его во сне, чтобы никогда больше не мучиться. Родные братья не причиняют мне столько боли, сколько он одним своим существованием. Я все цепляюсь за прошлое и за те мгновения, что были у нас. Я никак не заставлю себя понять, что все кончилось. Он растворяется в духе и забывает, кто он есть на самом деле,- голос был все таким же спокойным и охрипшим. Эмоции были запечатаны за семью замками и выхода им давать нельзя было.

    0

    7

    Ожидание — событие, которое рассматривается как наиболее вероятное в ситуации неопределённости, например такой, как сейчас. Эфир всегда отличалась терпеливостью, как на охоте, так и в поведении. Но сегодня она была какая-то не своя. То разговаривает, как последняя тряпка, то шутит не по теме и вовсе не смешно при таких обстоятельствах. Теперь её изнутри пожирало любопытство. Чаша терпения переполнялась уже до краёв. Но это был не случай переполнения до гнева, а просто любопытства. Такими долгими казались ей эти минуты молчания. Сами собой возникали, очевидные мысли.
    — Видимо, Эскарина пытается подобрать слова. Не исключено, что ей тяжело об этом говорить, как физически, — из-за ран, так и морально, — из-за душевной боли, которую принёс ей обидчик. — Наконец, услышав лишь имя этого кабеля, волчица вспыхнула. Загривок сам собой поднялся, как и вся шерсть, дыбом. Будь она в более возбуждённом состоянии, Эфир бы уже подскочила. Но ей удалось быстро взять себя под контроль. Ведь ей предстоял серьёзнейший разговор с Эскариной. А о какой беседе можно говорить, если один из разговаривающих будет в агрессивном состоянии? Вот именно, — ни о какой. Потому она лишь немного пододвинулась ближе к подруге, ловя её взгляд.
    — И ты всё равно подпустила к себе этого... — Эфир побоялась сказать "ублюдка". Она видела, что лидер стаи Чернолесья всё ещё пытается разглядеть в этом монстре дорого ей возлюбленного, того, кем он был раньше. Эфир боялась причинить ей ещё большую боль, назвав его неблагочестивым словом. Тем более, меньше всего ей хотелось сейчас поссориться с подругой из-за порченного. Под "сейчас" она думала о состоянии отношений со стаей Горячего Ветра. Сейчас стае Чернолесья, как никогда, нужен сильный лидер, крепкая опора, на которую можно положиться. А не разбитая, потерянная и пустая волчица, бродящая в лабиринте собственных мыслей и переживаний.
    —... порченного, — наконец, закончила мысль Эфир, начиная новую:
    — Ты слишком доверчива, не мне тебе говорить это, но как не крути, оно так. Ты пытаешься увидеть в нём того, кого ты знала раньше. В этом вся беда, реальность и желания — несовместимы друг с другом, между ними есть чёткая грань,
    преступая которую происходит... Происходит то, что произошло.
    — Эфир сглотнула, заглядывая прямо в глаза Эскарине.
    — Знаешь, порой я радуюсь, что мои близкие, хм... Не живы. Они — лишь воспоминание, которое, периодически, всплывает, как наваждение, но не мучает меня на каждом шагу. Тогда я сильно жалела о том, что совершила, но сейчас понимаю, — это было самое разумное решение, которое я когда-либо принимала. — Сделав добор воздуха, Эфир продолжила:
    — Может быть, я была бы готова каждый день видеть каким монстром становится мой близкий волк, но я уверена, что он точно не готов. Он никогда бы не простил себе, если бы сделал что-то со мной или бы узнал, что лишил жизни волчицу, даровавшую ему жизнь. — Карательница тяжело вздохнула.
    — Я приняла решение, времени, чтобы его обдумать, не было. У тебя оно есть, так что цени его и не трать понапрасну на подобные сцены. Ты ведь не хуже меня понимаешь, что это никогда не прекратится, пока лекарство от болезни не найдут. И я более, чем уверена, что не найдут, — тоскливо подумала Эфир.
    — Наверно, я слишком много болтаю о себе, но я хотела привести тебе пример, жизненный, похожий. И я его привела.
    Я думаю, ты поняла мою точку зрения относительно этой ситуации, но при любом раскладе решение за тобой.
    — Отведя взгляд на гладь воды, волчица стала всматриваться в неё, будто бы она увидела что-то в ней. Но что, известно одним дальним закоулкам мозга Эфир.

    +1

    8

    Эск чувствовала каждым сантиметром кожи, каждой шерстинкой, как вспыхнула негодованием Эфир. Подобно своему имени, она казалась сейчас смертельно опасной, достаточно было лишь взгляда в глаза. Белая выдохнула и легко позволила поймать свой взгляд в плен травянисто-зеленых глаз карателя. То, что говорила подруга - было сказано уже тысячу раз. И сама самка ни раз уже проговорила это все про себя. Но одно дело, когда ты можешь взглянуть на ситуацию со стороны и совсем другое, когда ты находишься под прицелом чьих-то глаз и вынужден принимать решения, которых не очень хочешь.
    - Доверчива? Эфир, тебе ли не знать, как проходят его встречи с волчатами. Он всегда под пристальным взглядом. Но сегодня он пришел и начал говорить, что все контролирует. Что он никогда не делал того, чего я от него жду. Мне стало жаль его, ведь он прав. Столько месяцев подряд он приходил и был примером для подражания каждому порченному. И я расслабилась. Я захотела показать ему, что верю. Что быть может между нами осталось хотя бы что-то, что укрепит его сопротивление духу,- говорила медленно, останавливаясь и глубоко вздыхая. А затем вновь вела монотонную речь. Сил на другое пока не было.
    - Я приняла решение, дорогая,- тихо произнесла Эск, будто бы сама боялась того, о чем думает и собирается сказать. Она опустила голову, сделала пару глубоких вдохов и вновь посмотрела на карателя.
    - Я встречусь с Шалым. Приглашу его на нашу территорию для разговора. И там мы обсудим будущее наших стай. Угрозу порченных, которые не смогли нормально жить. И возможность заключения союза. Политического союза,- сказав это, белая отвернулась. Она ожидала, что серая может осудить её. Волки создавали пары на всю жизнь и хранили вернуть друг другу. Если один из супругов умирал, то второй редко вновь находил спутника жизни. Связанные одной целью, связанные одной цепью. Навсегда. И вот тут, Эск всерьез задумалась о нарушении негласного закона. Она не боялась, что скажет каратель. Она знала, что в любом случае ответственность за все принятые решения будет лежать на ней.

    0

    9

    В ответ на слова Эск, каратель неодобрительно покачала головой, прикрыв глаза.
    — Речь идёт не о защищённости волчат. Несомненно, от его лап вряд ли пострадают благодаря, как ты говоришь, пристальным присмотрам. Но, если ты не заметила, то сегодня ранения получили далеко не твои малыши. Эскарина, ты ведь прекрасно понимаешь, что изменения, о которых говорит Скалл, не подвластны ему. Как бы он не исправлялся, как бы не старался доказать, что он стал другим, — все его попытки будут сводиться в ноль, пока он является порченным. — Эфир сделала паузу, отводя глаза.
    — Действия порченных редко связаны с тем, о чём они говорят. Ими руководят духи, и они не способны сопротивляться им вечно. Рано или поздно одержимый ломается. Чаще всего, это происходит в день подселения. Пожалуй, ты не меньше меня это испытала на практике. — Волчица запнулась и вскоре быстро замолчала, прислушиваясь к новым речам лидера. По их окончании Эскарина отвернулась, обдумывая нечто очень важное.
    — Ты знаешь, я всегда чтила священные законы, составленные ещё нашими далёкими предками. Но, пожалуй, это тот самый случай, когда я полностью согласна с тобой. Не меня одну не устраивают отношения между нашими стаями. Наверно, это лучший выход, который можно придумать из сложившейся ситуации, — с минуту помолчав, каратель добавила:
    — Надеюсь, большинство состайников согласятся со мной, и эти действия не станут предпосылками к революции. — Тяжело выдохнув, Эфир отступила на шаг.
    — Я более, чем уверена, что ты знаешь, что делаешь. Но уверена ли в этом ты? Отвечай честно, прошу. Даю тебе слово, этот разговор не уйдёт дальше моих ушей, — Эфир нервно сглотнула и добавила:
    Если ты, конечно, доверяешь мне. — С печалью в голосе проговорила каратель, подходя вновь к лидеру стаи Чернолесья и усаживаясь рядом, выпрямляя спину, устремила взор вдаль, держа морду прямо, краем глаза, периодически, поглядывая на Эскарину.

    0

    10

    - Да, он не может контролировать себя, когда дух управляет телом, но... Но, что тогда делать? Я не могу оттолкнуть его навсегда. Я чувствую, что нужна ему. Без моего внимания он совсем зачахнет и сдастся духу. А быть постоянно в напряжении и ждать подвоха? Что это за отношения тогда? Я хочу иметь мужика, который меня защитит, а не того, от которого защищаться нужно самой,- Эск была согласна с Эфир, но лишь отчасти. Её раздирал выбор, что делать и куда двигаться дальше, ведь продолжаться дольше так не может.
    Слова серой заставили лидера дернуть ушами и прислушаться. Неужели она не против?
    - Не могу поверить... Надеюсь, она не говорит это, чтобы просто меня успокоить. Ведь мне нужна честная оценка этого действия. За моим выбором будет стоять очень многое... Конечно, Шалый и вовсе может отказаться, но... Не думаю, что это произойдет.
    - Знаешь, если предпосылки есть, то они есть уже сейчас. Я вижу, как многие боятся. Они готовы отказаться от собственных родственников и друзей, лишь бы избавить себя от страха быть убитыми порченными. С другой стороны, союз с Горячим Ветром увеличит численность здоровых волков против порченных и тогда, быть может, им станет спокойнее. Другой вопрос, захочет ли этого Ветер. Они годами изгоняли своих порченных, а что же теперь? Но, предложить я могу всегда, верно? А дальше все будет зависеть от их ответа,- Эск ничего не скрывала, а размышляла здесь же, вслух, приводя какие-то аргументы Эфир. Но каратель, похоже, не собиралась занимать оппозицию и напротив готова была поддержать белую. От того, уверенности в собственных силах прибавилось. Но вдруг, серая задала вопрос, из-за которого сама лидер напряглась и прикрыла глаза.
    - Нет, я не уверена. Мне кажется, что все еще люблю Сколла. Да, эти чертовы чувства убивают меня и физически и морально. Но... Я сделаю ему так больно, если откажусь от него и стану чужой женой. Рожу наследников. Боюсь меня не поймут ни он, ни дети... Но мне действительно тяжело, несмотря на то, что я уже принесла клятву вечной верности ему...

    0

    11

    Честь - и снова слово - совесть.
    Слово совесть... и вновь - честь.
    Ах, как хочется мне верить,
    Что расплата все же здесь!

    — В том то и дело, что можешь. — Печально проговорила волчица, опуская глаза.
    — Ты не хуже меня знаешь, что сейчас ты, как никогда нужна стае. А принося себя в жертву, его исправлению ты ведь всё равно ничего добьёшься. Сколько я тебя знаю, ты никогда не была эгоисткой, но порой побыть ею не вредно. Особенно, когда от этого зависит судьба всей стаи Чернолесья. — Тяжело вздохнув, Эфир отстранилась. Она перевела задумчивый взгляд в сторону леса.
    — Пусть я никогда и не делила свою душу с кем-то ещё и, быть может, не знаю каково это. Но всё же ради блага стаи... — Эфир сделала небольшую паузу.
    — Тебе всё же стоит пересмотреть приоритеты отношений со Сколлом. Или вовсе их разорвать. — Холодно сказала каратель, всё же будто жалея лидера стаи Чернолесья взглядом, полным эмпатии.
    — Я не хочу, чтобы в один прекрасный день охотники или патрульные принесли весть о том, что нашли твоё испачканное в крови бездыханное тело в зарослях крапивы. — Тихо добавила Эфир и сглотнула. Каратель выслушала сомнения подруги и тихо ответила:
    — Дети поймут. Может быть, не сейчас, но когда подрастут, то поймут. Может однажды кому-то из них придётся оказаться в подобной ситуации. Я, конечно, понимаю, что выход есть всегда, но... — Помедлив, волчица продолжила:
    — Но в конкретной, данной ситуации я бы сказала, что это единственный верный выход из конфликта между стаями. Или же нам придётся сражаться. Ты знаешь, как я к этому отношусь. Думаю, мне не стоит объяснять тебе, что война — это всегда потери. И даже победа того не стоит... — Покачав головой, Эфир легла перед гладью воды, всматриваясь в жидкость, быстро несущуюся куда-то вперёд.
    — Знаешь, даже клятву порой нужно нарушить... Не ерю, что это говорю, правда. Но у тебя, действительно... Мм, неординарный случай. Но, если ты думаешь, что я против, то я всеми лапами "за". Лишь бы стая не прекратила своё существование. Ты прекрасно знаешь, что я ставлю долг перед Чернолесьем превыше всего. — Волчица всё ещё наблюдала за течением ручейка, который менял своё русло, "обегая" камешки, встающие у него на пути.

    Отредактировано Эфир (2017-04-20 22:15:02)

    0

    12

    Чем больше говорила Эфир, тем тяжелее становилось на душе. Казалось, куда уж хуже? Но подруга знала, как "поддержать". Нет, она действительно желала Эск и всему Чернолесью добра, однако слова её звучали жестоко по отношению к чувствам обоих супругов.
    - Нет, она все же права. Я должна была понимать, что беру на себя огромную ответственность, когда становилась его женой. Конечно, предвидеть именно такое развитие событий я не могла. Но должна была готовиться ко всему. И даже к тому, что наши отношения придется положить на алтарь благополучия стаи,- Эск понуро смотрела в землю у себя под лапами. Что ответить карателю?
    - Я не задумывалась о собственной безопасности до сегодняшнего дня. Была полностью уверена, что пока буду настороже - он ничего мне не сделает. Ведь я в любой момент дам ему отпор, так как жду подвоха. Но сегодня... Я собирала ягоды для дочери и... Наверное поддалась. Он был таким естественным и близким. Наверное, я зря держусь за наши отношения, ведь он уже давно все разорвал,- на последних словах голос белой дрогнул. Она повела плечами и сжала зубы. Не хватало еще разрыдаться, но как же больно было верить в то, что все кончено. Что их счастье разрушено одним глупым и несносным духом.
    Белая рухнула на землю рядом с Эфир и зажмурилась до жгучей черноты в глазах.
    - Я так устала. Я не хочу войны. Ни внутри стаи, ни с кем бы то ни было еще. Я просто хочу жить, как жила каких-то девять месяцев назад.
    Повернув голову к серой, Эск медленно потянулась к ней и уткнулась носом в плечо. Медленно втянула запах. Как же было хорошо и спокойно находиться рядом с нормальным волком. Обыкновенным, здоровым, который не бросится на тебя через секунду.
    - Ты пойдешь со мной на Совет Трех? Не хочу идти с ним вдвоем... Но взять его придется, все же он мой приближенный и отвечает за порченную часть нашей стаи. А еще там будут альфы Порченных. Боюсь как бы чего дурного не случилось,- волчица замялась. Она совершенно не доверяла озлобленным и изгнанным Порченным. К счастью, пока они проявляли агрессию лишь по отношению к Горячему Ветру. Но не ровен час, они захотят захапать и кусочек Чернолесья.

    0

    13

    Тоска — тяжёлое гнетущее чувство, которое способно не покидать своего обладателя многие годы, века, тысячелетия... Эфир до сих пор страдает от одиночества. От её семьи и крошки не осталось. Возможно, только где-то далеко бродит её отец, если он, конечно, жив. Хотя, если он заразился и стал порченным, то лично для карательницы он умрёт. Навсегда и бесповоротно. Мрачные мысли всё чаще посещали голову матёрой волчицы, заставляя грустить ещё пуще. Но каратель всегда умела контролировать свои эмоции, не показывая это окружающим. Лишь какие-то мелкие, ничтожные жесты могли рассказать о том, что испытывает в конкретный, данный момент Эфир.
    Но Эскарина была той, кто могла унять её переживания хотя бы на мгновение. Лидер стаи Чернолесья всегда умела найти подход даже к самым чёрствым волкам, вот и к карательнице свою "уловку" имела. Она знала, как хотя бы ненадолго растопить хрупкое, но замёрзшее навеки сердечко Эфир, хотя кто знает, вдруг кому-то ещё удастся разгадать эту загадку, вот только с более долговременным результатом.
    — Ох, дорогая. — Каратель положила голову на плечо подруге.
    — Я понимаю, все заботы свалились на тебя слишком внезапно. И тебе позволительно иногда расклеиваться и дать волю эмоциям, но при этом с разумом прощаться не стоит. Повторяла я тысячу раз, и пока я жива повторю ещё раз: — Долг превыше всего. — Волчица тяжело вздохнула, смотря на Эскарину, сломленную и подавленную. Эфир решила поговорить о другом, лидер стаи Чернолесья как раз переключила слегка тему на Совет Трёх Стай.
    — Я, надеюсь, это был риторический вопрос. — Улыбнулась Фир в шерсть Эскарине.
    — Неужели ты думала, что я отпущу тебя одну несчастную на Совет Трёх? Ну, тогда ты плохо меня знаешь, — усмехнулась карательница. Но лидеру стаи Чернолесья, видимо, было совсем невесело. И, действительно, ей приходилось делать трудные решения, которые навсегда изменят её жизнь. Грех в такой ситуации не волноваться. Да ещё она совсем недавно получила побои от любимого супруга. Что может быть хуже? Не эти ли обстоятельства легко сломают даже самую железную личность?

    +1


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Вне времени » Доверие — вроде, цены не имеет…