У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
04.09.2018 Игра началась:
  • - сухие заросли;
  • - овраг.
  • Присоединяйтесь!
    31.08.2018 Ролевая начинает свою работу и остро нуждается в помощи неравнодушных. Загляните в тему "набор в команду", ссылка ниже. Не упустим шанс вдохнуть в Рассвет жизнь!
  • Запись в сюжетные квесты
  • Свободны многие ключевые должности в игре (проверьте списки).
    Акции актуальны: забирай и играй!
  • Набор в команду АМС
  • Акции на любой вкус
  • Сюжетный персонаж ищет хозяина
  • Свободные роли
  • Поиск партнёра по игре
  • Форумная валюта
  • Форумный магазин
  • Начисление кристаллов
  • Волки: Скоро Рассвет

    Объявление

    АМС
    Новости
    14.01.2019-14.01.2020 Отдам ролевую в хорошие руки 04.09.2018.
    Игра началась! Смотри вкладку "информация" (справа). Заходи во флуд, поболтаем!
    Ролевая приветствует творцов и приглашает присоединиться к продвижению сюжета.
    Ведётся набор в команду АМС.
    Сюжетный персонаж ищет хозяина!

    Рейтинг форумов Forum-top.ru
    КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СЮЖЕТА

    КВЕСТЫ ДЛЯ ВСЕХ

    СПОСОБНОСТИ ДУХОВ

    НАГРАДЫ

    АКЦИИ

    Горячий Ветер

    Альфа-самка Нирида собирает в патруль волков у кипящего озера. Кора и Ракон уже на месте, в скором времени они выдвинутся на границу к Глуши.
    Чернолесье

    У седого камня готовится празднество. Колль, как новоиспеченный лидер, собирается в эту ночь сочетаться браком с Алессой, истинной кромешницей. Как отреагируют чернолесцы?
    Порченные

    А в стане Порченных меченым и одним из контролеров готовится темный обряд. Последствия их поступка могут быть ужасающими. Альфа-самка тем временем берет отряд охотников для вылазки в Глушь.
    Одиночки

    Об одиночках пока ничего не слышно. Возможно, в скором времени они дадут о себе знать, ну а пока их запахи не тревожат стайных волков.
    Погода: Начало лета.
    Днем жарко и тяжело
    дышать. На небе ни
    облачка.
    Время суток: сумерки.
    Волки: Скоро Рассвет

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Срединная равнина » Переправа смерти


    Переправа смерти

    Сообщений 1 страница 8 из 8

    1

    http://forumfiles.ru/files/0014/0d/81/68885.png
    Река, что тянется еще от Водопада желаний, - один из наикрупнейших источников воды на нейтральных землях. По левую сторону берега расположен Сосновый бор, принадлежащий стае Чернолесья, правая сторона - сплошная пустыня, с редкой, травянистой растительностью. Река является естественной границей между кромешниками и Порчеными. Казалось бы, в пустынной местности река - полоса жизни. Но здесь это не так. Расстояние между берегами сравнительно небольшое, что вызывает соблазн у "заболевших" волков переплыть речку и оказаться на противоположной стороне. Многие жители правого берега не доплывают, ибо не могут сопротивляться быстрому течению. Здесь водится много рыбы, берега не крутые, что позволяет заняться рыбным промыслом.

    0

    2

    Они идут бог о бок, обмениваясь нежностями. Обоих затронула худоба, однако, несмотря на неё, волки выглядят сильными, здоровыми. Высокий, по-своему красивый самец, покрытый пепельно-серой шерстью, обладает ростом в 88 см, но вес его не достигает и 55 кг. Взгляд его янтарных глаз полон обожания по отношению к своей спутнице - такой же высокой самке. Шерсть её светло серая, глаза карие. Смотрит устало, но всё-таки довольно.
    Идут рядом, не отходя друг от друга ни на шаг. Приближаются к переправе. Название её смущает волков, а тёмный самец, подойдя ближе, начинает беспокоиться. Он смотрит на свою спутницу, но та улыбается. Взгляд у неё уверенный, полный решительности. Она знает, что справится.
    Светлая самка носит под сердцем щенят. Пара уже знает об этом. Знают волки и о том, что зимой им будет трудно выжить в одиночку, тем более на Срединной равнине. А значит, надо двигаться дальше - на встречу лучшей жизни. Сейчас это сделать не так сложно, как в другое время года - река замёрзла и теперь, вроде бы, не таит в себе такой опасности, как когда-то ранее. Сколько же животных погибло здесь? Пара старалась об этом не думать.
    - Я пойду первым - сказал волк, подойдя к берегу. Спускаться здесь было легко. Самец аккуратно коснулся лапами льда. Затем перенёс весь свой вес на него. Лёд не треснул, не издал никакого опасного звука. Вздохнув с облегчением, тёмный обернулся на спутницу и кивнул ей.
    Одарив партнёра тёплым взглядом, волчица начала аккуратно спускаться к нему. Вот они поравнялись и уже бок о бок шли дальше.
    - Нам предстоит нелёгкая работа. Мы не больны, как те, кого мы покидаем. А значит, что для нас могут найти место в другой стае, ведь правда?
    Слова самка произносит негромко, в них нет страха или недоверия, но и уверенности в том, что всё пройдёт гладко, тоже нет. И всё же, она доверяет самцу. Он говорит, что шанс есть, её задача - принять это и идти с ним по жизненному пути до конца.
    - Конечно могут. Зимой многие волки собираются в стаи, в отличие от других времён года, когда мы предпочитаем находиться на некотором расстоянии друг от друга - тёмный улыбнулся - но только не мы с тобой.
    Его разум не покидали тревожные мысли, но пугать самку не хотелось. Волчица была достойна лучшей жизни, и он, ей партнёр, должен сделать всё для этого. Он должен доказать другим волком, что может постоять за себя, что хорош в охоте и что приплод, который принесёт его волчица - здоров, а значит не менее ценен для заражённой болезнью стаи, чем, скажем, хороший кусок мяса в голодную пору. Волчата сплошь и рядом рождались с уже подселившимися к ними духами. Многие умирали сразу, не выдержав контакта. Смертность в их родной стае была огромной и, казалось, Порченные существовали лишь за счёт прихода новых безумцев. Но всё же некоторые выживали. Другие же становились безумцами позже. Так или иначе, стая жила.
    Их не выгоняли - волки ушли добровольно. В стае Порченных нет такого, что все волчата - дети альфы. Многим позволено спариваться просто ради регулирования численности. Так и в их ситуации, ни одна ни другой не были потомками Порченных, но родились в их стае.

    +2

    3

    Начало игры.

    Она открыла глаза чуть раньше, чем солнце начало всходить над территорией Чернолесья. Старые привычки просыпаться с рассветом работали и зимой.
    Лениво потягиваясь, она не смела даже и подумать о том, чтобы снова залечь на бок и проспать до обеда. Пора было размять косточки да пробудиться окончательно, не давая сладкой неге заполучить её разум в очередной раз.
    Она лишь украдкой глянула в сторону, где был Шпайс, раздумывая о том, брать ли его в своё утреннее «приключение». С одной стороны, компания темного волка могла помочь Флайш развеяться и на время забыть о том, что под боком с ними живут и волки с «двойной душой». Но с другой, волчица боялась, что окажется по окончании прогулки в какой-нибудь яме с переломанными лапами. Подобных действий от Криппла, конечно, не было, однако подсознательно Флайш чувствовала какой-то страх, временами переходящий грань между обычным и животным.
    И все же, она предпочла отправиться не одна. Лишь взглядом пригласив волка с собой, светлая амбал направилась к выходу из лагеря.
    Обычно прогулки Флайш не предвещали ничего плохого. По-хорошему говоря, она попросту патрулировала ближайшие территории, надеясь на то, что никакая живая душа не потревожит её моральное состояние и не сунется на чужие территории, либо в лапы Флайш тогда, когда волчица пребывает не в духе. Именно сейчас и было такое состояние. Быть может, волчице и нравились неприятности, однако именно по утрам она предпочитала чувствовать спокойствие леса, слушать шум природы. И именно поэтому она шла молча, вдыхая глубоко воздух.
    Однако, несмотря на всю свою беззаботность и нежелание выходить из мира грёз, Флайш была аккуратна и готова ко всему. Именно поэтому, близ переправы смерти, она резко замерла да остановилась, водя носом по ветру. Ветер явно был не на её стороне, но запах, отдаленно напоминающий их соседей по стае, порченных. К самим порченным Флайш относилась более, чем лояльно. Это не живые мертвецы, а все такие же волки, как Флайш или Шпайс. Они лишь чуть-чуть другие, живущие в гармонии с чем-то мистическим. Или просто слегка сумасшедшие. Флайш не носит внутри себя духа, потому не может принять тот факт, что порченные – это не выдумка.
    - Чувствуешь?
    Тихо, безгласно, словно сообщив это себе, произнесла волчица. А затем начала осматриваться. Она уже не могла понять, откуда доносился этот запах, и это раздражало Флайш. Ей хотелось знать больше, а потому, грозно оскалившись от некоторой обиды, волчица направилась дальше, к самой воде, что за холода успела замерзнуть.

    +2

    4

    начало игры

    Он всегда был больше ночным жителем и находил "себя" в роли охотника или бойца в темное время, когда его инстинкты обострялись до предела, и он сам был одновременно и травой, и землёй, и мелкими насекомыми в воздухе и на коре. Шпайс был деревьями и небом, потому что все запахи, касаясь его носа, идеально выстраивали перед ним картинку, лучше, чем зрение. Мир строился им самим, а его лапы осторожно нащупывали ямки, мелкие камни и ветки, изредка зачерпывая горсть песка или пыли, в зависимости от места. Домой, в логово, Шпайс вернулся окровавленный, и от него пахло убитым (и съеденным) кроликом. Мутным, белесым взором он долго наблюдал за лежащей волчицей. Долго и безразлично, следя за тем, как маленький клещик ползет по её шерсти. Клещик казался таким нелепым, как такое нелепое создание может проткнуть толстую волчью кожу и пить кровь? На самом деле, он очень хорошо уцепился, теперь его даже ветром не сдует.
    "Ветром..." - немного снега залетело в логово и упало к лапам Шпайса. Он моргнул и взглянул на шкуру Флайш. Никакого клеща там не было, просто налипший кусочек коры. Но когда Шпайс смотрел на него, клещ полз. Это было что-то вроде... "Нет, ничего". Он закрыл глаза и крепко сжал зубы. Темнота, полная темнота.
    Шпайс зачерпывает горсть песка. Шпайс видит на лапах пыль. Шпайс идёт по равнине. Шпайс наблюдает за клещом.
    Всё это уже когда-то было. Во снах или в его воображении. Наверное, поэтому так трудно смириться с существованием этих образом.
    Темнота. В темноте только Шпайс, хруст речного песка под лапами. Песок, мелкие камушки. Он представляет небо, поле осоки и небольшое, чистое озерцо. Такое чистое, что он может видеть в нём своё отражение.
    "Глупости. Как я могу представлять себе озеро, если никогда его не видел? Я же не выдумщик".
    К счастью, проснулась Флайш. Эта меховая тушка периодически бывала полезна, выгоняя Шпайса из самой пучины, когда он замирал, жмуря глаза или глядя остекленевшим взглядом перед собой. Образы преследовали его, и если изначально они не мучили его совсем, то с проходящими годами он реагировал на них со страхом, сжимающим горло и не дающим ему нормально вдохнуть. Он начинал бояться того, что видел перед собой, и не потому, что это было каким-то непонятным воспоминанием. Его больше пугало отсутствие целостности. Он мог видеть озеро, осоку, но у озера не было дна, а у самого мира не было неба. Мог видеть волков, но у них не было лап или глаз. Чаще всего, размывались выражения их лиц и мелкие части, вроде глаз или ртов. Иногда от волка могли остаться только глаза.
    Единственным расслаблением было вырваться из этого кошмара или дорисовать картинку. Но это давалось ему трудно.
    Он мрачно наблюдал за Флайш, пока она, кинув на него взгляд, не ушла. Отпустить её в одиночку светлоглазый волк не мог, ибо привык, что она что-то вроде его собственности, как кусок свежего оленя.
    Неотступно, как охотник, Шпайс пошёл сзади, буравя кровоглазую спутницу пристальным взглядом. Он не знал, куда она идёт и не очень любил такие прогулки, потому что чувствовал, что Флайш не нравится напряженная тишина между ними. Когда он спрашивал у знакомого, зачем нужны пары, то получил ответ: "для того, чтобы вам обоим было хорошо". Шпайс не знал, как это сделать, но знал, что когда у тебя кусок оленя - это хорошо. Флайш - это его дичь. Но как бы духовная дичь, которую нельзя съесть, на неё можно только смотреть.
    - Чувствуешь?
    Шпайс повёл ухом. Конечно же, он чувствовал.
    - Мясо, - тихо рыкнул он. - Волк и беременная самка. Плохой запах.
    Черный амбал обошел свою волчицу и направился к переправе. Он уже видел две фигурки на льду. У Шпайса не было никакого желания выходить на лёд, поэтому он просто подождал, пока волки дойдут до него и Флайш.
    - Порченные? - всегда первый вопрос, это действительно важно. - Зачем вы пришли? - Шпайс смотрел на них с откровенным безразличием. Он не любил драться поутру, когда ещё не успел размять кости как следует, ведь тогда к вечеру может заболеть позвоночник и суставы. Но если понадобится, хладнокровно прикончит обоих. Это его долг. Но его же долг - выслушать их.

    +2

    5

    Тревога забилась в груди, когда волки почуяли запах чужой стаи. Самец сделал несколько осторожных шагов навстречу приближающейся паре. Как ни странно, сначала с их стороны показалась самка, и лишь потом вперёд подался волк. Серый слегка удивился этому. Он повёл ушами и дал своей волчице знак, что надо держаться на расстоянии. Она послушно зашла ему за спину и выждала, пока зверь немного пройдёт вперёд.
    Вот и чёрный волк обходит самку и идёт навстречу паре чужаков, затем останавливается, ожидая, пока те подойдут. Серый не оборачивается на свою избранницу, он и так чувствует, что она рядом. А ещё ощущает беспокойство, исходящее от светлой волчицы. Чувствует и понимает, что должен вести себя ещё уверенней. Обязан обеспечить безопасность ей и своим детям. В глазах просыпается решительность и гордость, а к уголкам губ скользит улыбка. Именно с таким настроением серый подходит к волку. Молодая самка останавливается за ним. Морда её, в отличие от спутника, немного опускается вниз, да и хвост опущен, хоть и не поджат под себя. Серый же держит хвост ровно, его кончик даже слегка приподнят, а уши стоят торчком. Уверенность, но не самоуверенность. Готовность, но не агрессия.
    Янтарными глазами он осторожно, не вызывающе осматривает тех, с кем предстоит вести диалог. Выражение морды чужой самки как будто говорит о... неприязни? Ну а в глазах чёрного волка безразличие.
    Впрочем, серый не поник. Ещё ничего не сказано, зачем переживать?
    - Порченные - спокойно отвечает волк, слегка кивнув головой, будто подтверждая свои слова. Беспокойства в голосе не слышится, но можно заметить, что самец слегка взволнован. При чём, наиболее чуткие распознают, что волнение для него скорее радостное, чем негативное.
    Тем временем светло-серая волчица выглядывает из-за спины сужденного и аккуратно, скромно посматривает на другую самку. Похоже, душой она расположена к знакомству и ею движет интерес, однако задавать вопросы вперёд говорящих она не станет.
    Серый аккуратно повёл ухом. Он только что признал свою принадлежность к чужой стае, и всё же, в этом не было ничего критичного - ведь волки в любом случае уже распознали запах. Вот только на тот ли вопрос самец дал ответ?
    Тень сомнения на секунду легла на морду, но затем исчезла и волк продолжил:
    - Мы пришли не с пустыми лапами - самец довольно улыбается, уже не скрывая своей радости - Нам есть, что предложить вашей стае - он действительно испытывает гордость за свою семью. Мало того, что они все абсолютно "чисты", так ещё и здоровы, крепки духом и сердцем, чего не скажешь о многих других Порченных, чьи души пострадали так же сильно, как их тела.
    Вдруг самка касается носом бока своего самца и тот вздрагивает. Улыбка исчезает с его губ.
    Нет, я не хотел сказать, что мы отдадим им наших щенков в качестве подарка, как ты могла подумать о таком? Я лишь хотел донести до них, что мы можем стать ценным приобретением для стаи.
    Он говорит это лишь взглядом, мягко посмотрев на спутницу.
    - Если вы позволите - он даёт понять, что главные - они, при чём обращается и к чужой самке тоже, не желая принижать её значимость - Мы хотели бы встретиться с лидером, чтобы он решил нашу дальнейшую судьбу. Мы желаем присоединиться к вам.
    Взгляд снова меняется. Волнение наполняет его, на этот раз оно связано с ожиданием ответа. Две пары глаз смотрят с надеждой.

    Отредактировано Событие (2017-01-20 09:47:54)

    +2

    6

    Флайш утвердительно кинула на заключение Шпайса, словно одобряла его слова. Впрочем, удивляться было нечему, поскольку Флайш всегда считала, что из волка вышел бы прекрасный разведчик. Ей же оставалось лишь порой позавидовать мастерству своего напарника и придержать язык за зубами.
    - Утренняя прогулка постепенно превращается во что-то большее, да? - ехидно выдохнув, волчица пропустила нехотя Шпайса вперед, а уже потом направилась следом за ним. Внимательно изучая местность, волчица то и дело натыкалась взглядом на темную шкуру Криппла, опускала уши и забывала, зачем конкретно они сюда пришли. Временами ей даже хотелось почувствовать себя сильней, нежели её исполин-амбал, который в своё время силой забрал волчицу себе в пару. Флайш не знала, нравилось ли ей это, но каждый раз томно выжидала от Шпайса каких-либо негативных действий. С момента переворота в своей жизни, волчица чувствовала себя так, словно сидела на куче ежей. Когда-то, будучи уверенной в своей силе и храбрости, она стала спотыкаться о невидимые преграды, почувствовала себя более слабой и уже не такой как раньше. Шпайс ли был тому виной или ей утихшая самоуверенность?
    На льду стояли двое. Порченные, пытавшиеся перейти замерзшую преграду смерти, наверняка сюда бы не сунулись в теплое время года. А здесь, медленно шагающие по льду, они напоминали Флайш больше потерявшихся волчат, которых она видела намедни близ лагеря.
    Но подойдя ближе Флайш поняла, что, либо она ошибалась с выводами, либо только сейчас незнакомцы стали более решительными. Это не могло не вызвать на морде представительницы амбалов усмешку. Флайш встала рядом со Шпайсом, чуть поодаль от него, передними лапами  едва-едва касаясь бока темношкурого волка. Ей хотелось сейчас же отправить порченных обратно, несмотря на совершенный рискованный для тех поступок. Правда, она смолчала, предоставив слово порченному, что решил сказать всё как за себя, так и за спутницу.
    Слушая слова пепельно-серого волка, Флайш нахмурилась, но старалась безотрывно смотреть в глаза собеседнику. Они пришли не с пустыми лапами, им есть, что предложить Полуночникам.
    Волчица незамедлительно скользнула взглядом по животу порченной, а затем вновь пытливо взглянула на её спутника, словно спрашивала о том, действительно ли они считают, что каким-то потомством смогут прорыть себе нору в стаю Чернолесья. Флайш так не думает. Но, увы, не она занимает место лидера, потому не ей решать, кого примут с распростёртыми объятиями, а кого нет. И всё же, какое-то отвращение Флайш чувствовала. Отвращение и подозрение вместе взятые, уж больно радостно себя ведёт порченный. Не к добру такое поведение.
    - Казалось мне, стайных порченных в Чернолесье слишком много, но не могу и утверждать, что лидер скажет вам такой же вердикт.
    «Почему вы думаете, что ваш выводок заставит главу с распростертыми объятиями принять вас к нам?»

    +1

    7

    "Тебе есть, что предложить мне?" - туманный взор Шпайса касался лба порченного волка. - Пока что я вижу только твою довольную морду, но ни боевых навыков, ни охотничьего мастерства ты мне не показал. Щенки? Щенки могут родиться мёртвыми".
    Впрочем, у него не было причин для отказа. Просто Шпайс видел во всём этом что-то неидеальное. Это ранило его, но не сильно. Просто эти волки казались ему слишком... наивными? Словно парочка кроликов с зелёной лужайки. Это они-то выживали рядом с безумцами, устраивающими бойни под покровом ночи? Шпайс пытался найти свежие раны на их шкурах или что-то ещё. Его не покидало смутное беспокойство, которого он, тем не менее, не выказывал перед Флайш и наблюдателями.
    Он решился дослушать волчью пару.
    "Встретиться с... лидером?" - каменный взгляд Шпайса словно стал прозрачнее. Он уже давно перестал понимать, что происходит в стае. Чувствуя себя чужим, светлоглазый самец предпочитал не вмешиваться в дела стаи и доверять своей голове, растущей из собственных плеч, а не чужой. Тем более теперь, когда в лидеры стаи выбился... непонятно кто. Шпайс чувствовал закипающий где-то в глубине пожар. Лидера не было. Не было того большого и мудрого волка, который не вёл бы себя, как чертов юнец или зарвавшийся, грубый нахал. Того, кто благодушно и щедро раздавал бы блага своей стае, оставаясь при этом опасным, смертоносно опасным для её врагов. Чернолесье, казалось Шпайсу, держалось только на единицах. И, в очередной раз прижимая Флайш к стене норы, валяя её в пыли за загривок, он думал, что поступил правильно, забрав её в супруги и лишив проживания в куче не нашедших пары сородичей. Это было бы слишком примитивно для неё. В ней... Шпайс чуть обернулся и внимательно посмотрел на белую волчицу... в ней он видел потенциал.
    - Мне не нужно быть лидером, чтобы понять, зачем ты сюда пришел, - так как самка молчала, Шпайс обращался в основном к самцу. - Ты пришёл сюда, потому что боишься, что не сможешь защитить своих щенков в одиночку. Я - защитник этой стаи, и если ты хочешь, чтобы я защищал и тебя, я должен знать, кто ты такой, - Шпайс холодно обвел взглядом чужую волчицу. - Законы здесь простые. Порченные живут наравне с остальными волками, но после заката обязаны находиться в другой части леса, чтобы не причинить вреда здоровым волкам. Примите это к сведению, оба. Он не стал подходить ближе, оставаясь на некотором расстоянии от чужаков. - Возможно, вам придется оставлять ваших щенков кому-то другому, если вы не хотите, чтобы после заката они были с порченными. Если всё устраивает... - Шпайс прищурился. - Встречу с лидером обещать не могу, но в лагере вас примут как полагается. Пошли, Флайш.
    Он строго взглянул на белую волчицу и размеренно направился к высоким деревьям и знакомой тропе. Там, чуть перегнав порченных, он дождался, пока рядом окажется Флайш. Ему нравилось, как пахла шерсть волчицы после встречи с чужаками. Потрескивающее подозрение или даже волнение ощущалось в каждой шерстинке. В какой-то момент Шпайсу даже захотелось подойти ближе и ткнуться носом в её загривок, чтобы она вздрогнула, и он ощутил новую вспышку её волнения. Это бы... раззадорило его? Тем не менее, Шпайс не стал так делать, предпочтя внимательнее следить за порченными.
    К владениям чернолесья.

    +2

    8

    --->Водопад Желаний. 
       Колль спускался вниз вдоль водопада, замедляя темп, чтобы его не заметили беседующие на переправе в том месте, где лёд застыл, но всё-таки держался еле-еле, ведь быстрые воды с порогов омывали его, разбивая.
       Чёрный заметил двух волков, которые пытались перебраться на другую сторону, хотя их основная проблема была не в этом, ведь они не из Чернолесья, хотя и усиленно пытались прийти туда. А те, то были перед ними, были порченными из нужной им стаи.
       Но почему это парочка, а то, что это была пара у чёрного одиночки не вызывало сомнения, не сказала, что они не имеют духов в своих головах так и осталось загадкой для молодого одиночки.
       Беженцы только поблагодарив в ответ скрылись вслед за своими провожатыми на другой стороне реки в тёмной лесной части. А сам Колль, спустившись вниз, огляделся в поисках чего-то такого, что может быть связано с теми мертвецами, что лежали сейчас наверху, но ни следа не обнаружил. Складывалось такое ощущение, что здесь он – первое живое существо после последнего снегопада.
       Глянув ещё раз в заросли, где скрылась четвёрка волков, чёрный двинулся по Срединной Равнине в сторону Озера Собраний, надеясь, что снег не пойдёт сильней и не занесёт всю картину произошедшего на веху сегодня ранним утром.
       Молодой волк двигался вдоль речной подледеневшей глади, обдумывая то, как же ему лучше сказать о произошедшем Эскарине, лидеру стаи Чернолесья. Упомянуть ли о запахе Горячего Ветра? Или лучше не надо? Ведь тогда они могут без разбирательств начать раздор, а кто в итоге будет виноват? Конечно, тот чёрный одиночка, что упомянул о запахе. Но что же тогда лучше всего сказать? Пока ни Колль, ни его дух не могли ответить, хотя и усиленно думая.
       От этих мыслей чёрного отвлёк запах ушастого существа, выглянувшего из своего норы, волк не стал менять направление движение и скорость его, напружинил лапы и навострил ушки. И как только кролик вышел из своего спасительного домика, прыгнул на него и одним движением пригвоздил к земле правой лапой и прикончил быстрым укусом в шею, с упоением вгрызаясь в сочную вкуснейшую плоть.
       Чувство голода ещё не посещало Колль, но он понимал, что после своего явления на собрании вряд ли ему в ближайшее время удастся поесть. Поэтому чёрный остался тут и решил быстренько перекусить, наблюдая за пролетающими мимо птичками.
       Набив брюхо, волк поднялся и вернулся к своему курсу, не прекращая думать о том, что же всё-таки сказать, но, похожу, ему сегодня не было суждено всё решить. Он заметил ондатру возле кромки льда. Вот это удача! Зимой её проще всего поймать, ведь у неё нет спасительной воды рядом. А лёд – это та же земля, по ней быстро не побегаешь.
       Опытный волк подобрался с подветренной стороны к дичи, чтобы избавить себя от случайности быть отвергнутым фортуной  и вторично порадовался своей удачной охоте.
       На этот раз это будет сувенир альфе Чернолесья. Вот, повод начать разговор нашёлся сам собой, теперь не стыдно и показаться на глаза присутствующим на собрании. Подхватив свой улов и оглядевшись по сторонам, Колль двинулся дальше.

    0


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Срединная равнина » Переправа смерти