17.09.2017 Идёт запись в квесты! Еще можно вступить:
  • Сюжетные квесты!

  • Также доступна игра без предварительной записи, заходи и пиши пост:
  • Мини-квест игра!
  • Свободны многие должности в игре (проверьте списки).
    Акции актуальны!
  • Форумная валюта
  • Поиск партнёра по игре
  • Форумный магазин
  • Волки: Скоро Рассвет

    Объявление

    АМС
    Новости
    06.10.2017.
    Квесты уже набирают обороты, следите за происходящими событиями и обязательно включайтесь в игру.
    А мы очень ищем вожака в стаю Чернолесья!
    Необходимы: Охотники в ГВ и Порченных. Порченные и здоровые волки в Чернолесье. Акции актуальны. Приглашаем всех в игру.
    Рейтинг форумов Forum-top.ru
    КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СЮЖЕТА

    КВЕСТЫ ДЛЯ ВСЕХ

    СПОСОБНОСТИ ДУХОВ

    НАГРАДЫ

    АКЦИИ

    Горячий Ветер

    Альфа-самка Нирида собирает в патруль волков у кипящего озера. Кора и Ракон уже на месте, в скором времени они выдвинутся на границу к Глуши.
    Чернолесье

    У седого камня готовится празднество. Колль, как новоиспеченный лидер, собирается в эту ночь сочетаться браком с Алессой, истинной кромешницей. Как отреагируют чернолесцы?
    Порченные

    А в стане Порченных меченым и одним из контролеров готовится темный обряд. Последствия их поступка могут быть ужасающими. Альфа-самка тем временем берет отряд охотников для вылазки в Глушь.
    Одиночки

    Об одиночках пока ничего не слышно. Возможно, в скором времени они дадут о себе знать, ну а пока их запахи не тревожат стайных волков.
    Погода: Начало лета.
    Днем жарко и тяжело
    дышать. На небе ни
    облачка.
    Время суток: сумерки.
    Волки: Скоро Рассвет

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Владения Чернолесья » Седой камень


    Седой камень

    Сообщений 1 страница 30 из 36

    1

    http://forumfiles.ru/files/0014/0d/81/34180.png
    Среди разношёрстных деревьев находится довольно маленькая, но уютная, исхоженная вдоль и поперёк полянка, куда, однако, не приведёт никого ни одна волчья тропа. У западного края поляны (а с краёв полно разных зарослей) лежит слегка поросший мхом серый камень величиной с крупного волка.
    Это местечко у "волчьего камня" является сердцем владений стаи и главным местом для собраний всего Чернолесья. Лидер обычно возвышается над всеми, чтобы лучше видеть глаза каждого кромешника.
    Сюда запрещено прокладывать тропы, хотя смысла в этом правиле уже давно нет: густые заросли растений примяты волчьими лапами, пропитаны сумрачным запахом.

    0

    2

    Сглотни и выдохни. Мы у самого сердца. Она шла очень медленно, переваливаясь из стороны в сторону. Она - небольшая волчица, совсем недавно переросшая подростковый возраст. Её каждый здесь знает, ведь это дочь одного из влиятельных волков стаи. Маленькая белая дрянь.
    Ненависть пропитывает твой помутневший разум. Её труп надёжно спрятан. Так надёжно... что никто и никогда уже не сможет найти. Ведь ты сожрал её. Ты и твои братья, вы поглотили её тело, как свежие куски лосятины. Сладкий вкус... нет, не мести. Это просто было приятно. Убить её. Забить её.
    Но ты идёшь, маленькая белая падаль. Идёшь в центр стаи Чернолесья. Ты улыбаешься этим поганцам. Пытаешься подавить недобрые огоньки в серых глазах. Ты собираешься бросить её здесь, бросить под лапы этим мерзавцам. Это жалкое тело. Эту жалкую жизнь. Но ты заберёшь ещё одну. Где этот чёртов лидер?
    Небольшая, низкорослая самка приблизилась к седому камню. Волки из стаи Чернолесья, те, что сейчас были на месте, приветливо улыбались ей и кивали в знак расположения. А она старательно улыбалась в ответ. Как это омерзительно.
    Белая самка легла возле камня и начала осматривать каждого из этих волков. Как было бы здорово усеять всё пространство вокруг их трупами, правда? К сожалению, у неё не было на это сил.
    Самка открыла пасть и призывно заскулила. Она ждала, когда появится тот самый гадкий волк, или кто там у них? Она ждала его, чтобы сказать, как ненавидит и как жаждет его смерти. Нет, стоп. Совсем не для этого. Ведь она была патрульной, всего лишь патрульной. И пришла сюда, чтобы отчитаться перед вожаком. Или тем, кто исполняет сейчас его обязанности. Кто бы это был, чёрт бы его побрал?
    В белой волчице не было ничего необычного. Она живёт в этой стае с рождения, вот уже четыре года как. Не так давно стала патрульной. Отношение к ней здесь вполне позитивное. Вероятно, у неё тут много друзей, кто знает. Самка ведь уже не расскажет об этом. Никому, никогда. Они пытали её, да. Рвали на части, потрошили, мучили. Выпили из неё все соки. Как же это было чудесно! Какое незабываемое чувство, да-да-да. О, она многое рассказала о себе. Но так и не выдала лидера. Мерзкая сучка. Как жаль, что её нельзя убить ещё раз. Ох, как неимоверно жаль.

    Отредактировано Событие (2017-01-08 17:49:14)

    +1

    3

    [Начало игры]
    Ночь близилась к концу, а значит самое прекрасное время суток вскоре помашет мягкой лапкой и растворится с первыми лучами солнца. Птицы с приходом света принимались щебетать, точь-в-точь базарные бабки в самый разгар ярмарки, морозный воздух густо тек меж деревьев, щипал за нос и наполнялся влагой, стоило лишь раскрыть пасть и выдохнуть.
    Эск пробиралась по промерзшему насту снега, периодически проваливаясь и чувствуя, как острый лед касается кожи. Каждый раз она дергала шкурой, прядала ушами и хмурилась. успеть бы до рассвета к логову... Позади пыхтя, перебирая пухлыми лапами и дрожа шествовали четверо волчат. Сразу за матерью стремглав несся сын. Самый старший, крепкий и подающий надежды. Он будущее стаи Чернолесья, наследный принц. Его воспитанием Эскарина занималась лично, не подпуская грубых мужланов амбалов и глупеньких нянячек к сыну. Он сполна познавал всю материнскую любовь и её гнев. Следом за волчонком следовали три его сестры. Старшая - покорная и покладистая, желающая походить на брата и хоть немного внимания матери обратить на себя. Средняя - эдакое не рыба не мясо, еще не проявившая себя ни в охоте, ни в драке. Мечтательница и отщепенка, которую никто не понимал. И самая младшая, голубоглазая дочь с бойким и дерзким нравом, смелая и упорная, как её мать.
    Всех четверых этой ночью Эск брала на патрулирование территорий. Она объясняла детям как правильно ставятся метки, тренировала их детское зрение к кромешной тьме, в которой им предстоит провести остаток жизни. Солнце у полуночников было совсем не в почете.
    Добравшись до седого камня, волчица наконец смогла немного расслабиться. Здесь родные морды, уют милого дома и, конечно же, теплый ужин. они ведь поймали хоть что-нибудь, верно? Войдя на поляну, волчица приветственно махнула хвостом всем, кто попался ей в этот момент на глаза, а затем обернулась к детям.
    - Ступайте в логово и готовьтесь ко сну. И ради бога, почистите уже свои подстилки,- произнесла самка и подтолкнула сына в затылок, дабы он показал пример сестрам. Подростки, коим отроду было всего по полгода, засеменили к логову. Сил на игры у них уже не хватало, ведь ночка выдалась не из легких.
    Проводив малышню взглядом, Эск наконец открыто и тяжело зевнула, а затем повернулась к стае. Около волчьего камня кто-то лежал. Обычно это означало, что этот самый кто-то хотел говорить с лидером. Но кто бы мог подумать, что у самого лидера не было сейчас ни сил, ни желания трепаться с кем-то языком. Все же, взяв себя в лапы и кое-как переборов сонливость, волчица направилась к камню.
    - Здравствуй. Ты что-то хотела?

    +1

    4

    Ах, она идёт к нам! Какая прелесть! Значит, мы сможем вкусить её, попробовать её... о, как это будет прекрасно, кто бы знал. Хотя нет, ещё слишком рано. Да кто она вообще такая? Этакая белая громадина! Что мы про неё знаем, ха? Ну же, ЧТО?
    Белая самка огляделась. Казалось, волки, что находились поблизости, поглядывали на приближающуюся волчицу с почтением. Нам стоит лобызить перед ней?! Ну неужели, неужели это цена за наше наслаждение?! Как же это унизительно!
    Маленькая самка приподнимается и медленно направляется в сторону высокой волчицы. Подойдя к той, белая аккуратно лизнёт её в щёку и тут же отвернётся, дабы никто не заметил гримасы отвращения на её морде.
    Фу, какая мерзость! Жалкие подхалимы. Как нам унять дрожь в нашем маленьком теле?!
    И правда, волчица дрожала. Это можно было заметить, если просто обратить на неё чуть больше внимания. А-а-а, как же нам хочется...
    - А где же... где же наш достопочтенный лидер?
    Этот голос принадлежит убитой самке. Он один в один как у неё. Они хорошо постарались, когда забирали этот голос. У них было много времени, чтобы ЗАПОМНИТЬ, как он звучит.
    Морда поворачивается обратно и серые глаза смотрят прямо в золотистые глаза волчицы Чернолесья. Знать бы ещё, кто она. Или хотя бы её имя. Да, её имя. Чтобы произносить его в нужных местах, делая акценты на нужных словах, чтобы завоёвывать доверие, снижать подозрение, чтобы узнавать информацию. Как же дорого стоит её имя!
    Обычно волки отводят взгляд от старших по званию. Самка же смотрела пристально, упорно не сводя взгляда с высокой волчицы.
    Возможно, нам стоит убить её прямо сейчас?! Почему, ну почему мы должны ждать! Почему мы не можем просто порвать это мягкое, тёплое горло! Зачем мы скрываемся под белой личиной этой падали! АХ, НУ ПОЧЕМУ МЫ ТАК СЛАБЫ!
    Самка приоткрывает пасть, с языка её срывается слюна. Ощущение, будто она вот вот готовится вгрызться в свежайшее мясо и уже не может терпеть, не может дождаться своей очереди.
    Спокойно, споко-ойно, нам нужно потерпеть!
    Пасть закрывается и самка перестаёт дрожать от возбуждения. Её взгляд становится менее прямым, а затем и вовсе опускается вниз, на лапы волчицы.
    - У меня есть новости... для него.
    ДЛЯ НЕГО! Не для тебя, гадкое белое пятно, не для тебя, о нет. Мы хотим видеть его. Мы хотим чувствовать его. Мы хотим пробовать его. И мы это сделаем. Как только найдём. Как только узнаем.
    Снова самка дрожит, но уже не так сильно, как раньше. Кончик её хвоста также подрагивает. В глазах то вспыхивает, то снова угасает возбуждение.

    Отредактировано Событие (2017-01-09 19:01:08)

    +1

    5

    Воздух становится тяжелым, густым и таким напряженным, будто еще один шаг, сделанный навстречу состайнице разорвет все вокруг. Ощущение было не из приятных. Эск была довольно дружна со всеми крамешниками, ей было приятно их присутствие, будь то ворчливый старец или маленький щенок. Ну, хорошо-хорошо, положим не всегда компания ей была так уж приятна, но по крайней мере волчица чувствовала себя спокойно. Она хочет доверять тем, с кем живет бок о бок, кому на престол она воспитывает своего сына, с кем поет ночные песни и ходит на охоту. И обманываться, а тем более разочаровываться Эскарина явно не любила. Предательство или измену она воспринимала, как пощечину. И о нет, она не собиралась подставлять вторую. Волчица была готова вгрызаться в глотку обидчику, минуя всякие приличия и уж тем более суд.
    Наконец, регент замерла перед молодой. Та подалась вперед и лизнула её в щеку. Эск мягко улыбнулась, повторяя приветственный жест и присаживаясь, теперь тепло смотря на самку.
    Но, стоило лишь белой произнести пару слов, как лидер занервничала. Её уши невольно отошли назад, но не прижались, делая выражение морды прищуренным. Золото глаз внимательно изучало мимику, движения, жесты.
    - Лидер?- переспросила Эск в ожидании, а затем осмотрелась по сторонам. Их никто не слушал. Вся стая занималась своими делами, мало ли о чем патрульная хотела поговорить с высокопоставленной самкой. Посему, остановить и одернуть никто не мог, а так же и помешать Эск разузнать в чем дело.
    - У него неотложные дела. Но, он вскоре придет. Думаю, он будет уставшим после ночной вылазки и захочет отправиться спать. Я могу проводить тебя к логову и ты подождешь там,- чуть играя уголками губ, не слишком вежливо, но довольно безразлично, проговорила волчица и поднялась, стряхивая с мохнатых "штанов" на задних лапах снег.
    Развернувшись, она медленно двинулась в сторону нор. Волки частенько находили барсучьи или лисьи норы, разрывали их под себя, а затем селились там со своими волчатами. Взрослому волку логово может и не понадобиться, ведь у него есть теплая шкура и густой подшерсток, а вот волчатам приходилось все же прятаться, пока в год не сходил последний щенячий пух.
    Волчицы подошли к логову приближенного - Вишейта, и Эск села рядом. Она знала, что волка пока нет и он не сможет разрушить всю игру, что мастерски плела регент.
    - Вот, можешь подождать здесь. Рассвет уже наступил,- она задумчиво подняла морду к нему, принюхиваясь к утреннему солнцу и колючему морозцу,- Значит он уже скоро будет здесь.
    Белая чуть отсела в сторонку и продолжила оглядывать белую, цепляясь взглядом за каждую неестественную вещь.
    - Как прошел твой патруль?- она вроде бы решила скрасить ожидание самки, мягко интересуясь, но при этом продолжая внимательно следить.

    +1

    6

    Почему она так смотрит на нас?! В чём подозревает?! Неужели она видит, кто за маской? Но нет, мы знаем, что это не так. Мы хорошо умеем менять лица. Слишком хорошо. Нас не подловить так просто, нет!
    Самка щурится и с неохотой отрывает взгляд от лап белой волчицы, ей не хочется, чтобы та усмотрела что-то недоброе в её серых глазах. А спрятать истинные чувства от волков ведь очень сложно, на многом можно "проколоться". Белая волчица говорит что-то про неотложные дела. Неотложные, ха! Вот что действительно нельзя отложить, так это свидание с собственной смертью! А этот наглый самец уже опаздывает!
    Собеседница поднялась, чтобы показать самке путь. Наконец-то! Довольно мерзких, пакостных слов, будущий труп, довольно. Время слов давно прошло для тебя.
    Маленькая волчица следует за большой. Медленно, переваливаясь из стороны в сторону. Смотрит хищным, безумным взглядом той в спину. Как было бы чудесно сломать этой мрази хребет! Ох, как жаль, что у нас нет медвежьей силы для этого. Безумно, безумно жаль!
    Волчицы подошли к нужному логову и белая громадина усадила свой пушистый зад на землю перед входом.
    Рассвет, ХА! Она правда видит в нём спасение?! Но мы же уже здесь! МЫ ЗДЕСЬ и нам не нужна ночь, чтобы быть лучше. Мы и так хороши, да-да-да.
    Самка на секунду "уходит в себя", глаза её расширяются и смотрят куда-то сквозь пространство вокруг, с жаждой, с вожделением. Затем наваждение проходит и волчица успокаивается.
    Белая поворачивает морду к своей собеседнице. Уши улавливают вопрос. Разумы продумывают ответ. О, да просто идеально! Мы покажем тебе, как, мы позволим присоединиться к твоей подруге в нашем желудке. Тебе там понравится. Ох, как тебе понравится! Но нет, ещё рано приглашать тебя туда. Ты нам ещё нужна!
    - Великолепно! О, прекрасно! - вдруг вскрикнула волчица, прежде чем осечься и замолчать, бросив тяжёлый взгляд на высокопоставленную самку - То есть, я хочу сказать... в округе нет ни одного порченного. Ни одного. Небольшая пауза и пугающая тишина, после чего белая продолжает - Точнее, ни одного враждебного порченного.
    К чему нам всё это? Ах, да, мы же тянем время. Нам же нужно больше информации. А значит, нам надо заговаривать ей зубы, пока тот мерзкий волк не придёт. А когда он придёт! Когда он придёт, мы поговорим с ним на другом языке. Этот язык станет последним, что он увидит, что он... почувствует. И что почувствуем мы. Да, да, мы тоже умрём. Это немного грустно. Совсем немного обидно. Но оно того стоит, мы уверены.
    - Я думаю, что... Ты должна умереть, мразь! - Что нам не следует это обсуждать без его присутствия. Ведь мне пришлось убить... Одну из вас, твари! - Пришлось убить врага.
    Самка замолчала и резко погрустнела, опустила морду и прижала уши, очень красиво изобразив грусть. Так, что и не подкопаешься.

    +1

    7

    Поведение молодой самки все больше напрягало Эск, но она не могла понять, что именно так сильно заботит её. Конечно, помимо того, что патрульная "вдруг" запамятовала, что уже полгода как лидером Чернолесья является самка, то бишь она, сама Эск. Но все же это было не самое главное. По коже пробегались мурашки от одного лишь взгляда состайницы. Регент не бралась его описывать, она просто чувствовала, что под кожей холодеет от этих глаз, устремленных на тебя.
    Когда молодая заговорила вновь, волчице не хватало даже напускного спокойствия. Она нервно передергивала ушами, озиралась по сторонам и смотрела на собеседницу исподлобья.
    - Хотела бы я знать, что у тебя на уме... Но. Это так странно.
    - Врага?- недоуменно Эск уставилась на самку и тут же её взгляд стал отрешенно холодным. Кого это она там убила? Кто её напарник? Где её старший? Волчица поняла, что начинает нервничать и вскоре это станет заметно, если чего-то не предпринять. И вот оно, спасение! Прямо к логову приближенного направлялся амбал. Рослый коренастый волк с суровым взглядом. Белая облизнула клыки и поднялась навстречу воину.
    - О, а вот и он, наш лидер,- довольно громко произнесла регент настолько, чтобы остановить волка в паре прыжков от них. Замерев от удивления бурый волчара уставился на лидера. Он собирался было уже поклониться, но Эск его опередила. Она ловко подскочила к нему и лизнула в щеку, тихо и утробно зарычав на ухо:
    - Делай, что я скажу. Притворись, что ты - это я. Лидер Чернолесья,- волк напряженно кивнул. Он знал, что перечить высокопоставленному лицу не совсем правильно в его положении, но он все еще не понимал, что происходит. Собрав всю волю в кулак, амбал заговорил.
    - Ночь была славной, волчицы. Вы... Вы ждете меня?- он облизнулся и перевел взгляд с одной самки на другую, пытаясь понять, в чем дело. Эск же испытующе посмотрела на молодую, мол давай, ты же хотела ему что-то сказать.

    +1

    8

    Ха, она нервничает. Мы заставили её нервничать! Как жаль, что мы не можем усилить её нервозность, довести её до срыва, заставить страдать и жалобно скулить у наших ног. Заставить умолять о том, чтобы всё закончилось. Как бы нам хотелось этого. Мы и наши братья ещё доберёмся до её горла, но сначала...
    Белая взглянула на низкую волчицу отрешённо холодным взглядом, как будто сумев унять внутренние переживания. Однако же ненадолго, ведь скоро ей предстоит стать свидетелем гибели своего лидера. Кстати о нём - огромный, крепкий волк, такой же дуб, как и эта самка, приближался к логову. Белая аж снова задрожала от предвкушения, а затем высунула кончик языка и коснулась им своих губ. Уши её навострились, тело сразу как-то вскинулось. Пока белая приветствовала вожака, маленькая самка уже сделала несколько шагов навстречу им.
    Ах, наш лидер! О Высокий, какое счастье! Какое счастье видеть его здесь! В глазах загорелись огоньки неподдельной радости. Губы скривились в удивительно страшной улыбке.
    Мы должны подойти и поприветствовать его! Ах, какими жаркими будут наши приветствия! Мы проведём побольше времени вместе, ведь правда? Или нет. Нет, увы, нет! Мы не можем. Как безумно жаль, что мы не можем, ведь наше тело скоро погибнет от клыков этой мерзкой стаи!
    Радость в глазах резко сменилась на гнев. Им надо было отступить, надо было принять меры, надо было решиться. Но они не смогли. Они стояли перед ней, открытые, обескураженные и беззащитные. Да-да, беззащитные, ведь самец как минимум не ожидал нападения, ну а самка... разве могла она помешать? Разве могла она без причины напасть на патрульную? На это ведь способны лишь предатели. А она не такая, нет. Она не предаст родную стаю.
    - О, мы ждём, мой дорогой друг - голос дрожал, но не от страха, не от злобы, а от возбуждения - Мы так давно тебя ждём! Нам пришлось поглотить не мало твоих детей, милый лидер. Но ты не знал об этом, правда? Ты думал, что это сделали не мы. Для вас, ночные волки, для вас мы не то союзники не то братья... но мы не такие, как вы, не-ет - последнее слово самка произнесла растянуто, её голос зашипел противным шёпотом. Ты умрёшь, потому что мы так хотим. Мы умрём, потому что нас недостаточно. Но наши души будут жить дальше, мы будем возвращаться и вырезать вашу стаю. Каждого из вас ждёт смерть и наши желудки.
    Белая самка резко, без рыка, без предупреждения, бросается вперёд и вниз. Одним невероятно точным движением она впивается зубами прямо в глотку не успевшего отреагировать, не ожидавшего нападения самца. Впивается, и начинает расти под ним, чернеть, меняться. Вот она уже не она, а огромный чёрный самец, всё тело и морда которого изрезаны многочисленными шрамами. Он чуть ли не на голову выше того, кого собрался убить. Его тело крепкое и мощное, его челюсть сомкнулась мёртвой хваткой, его губы и подбородок окрашиваются в тёмно-красный. Взгляд его жёлтых глаз абсолютно безумен.
    Завязалась драка, но было уже поздно. Вертер убивал часто, настолько, что действовал уже как автомат. Несколько мощных движений, подавление сопротивления, затем резкий рывок и волк вырывает огромный кусок мяса у своей жертвы. Хлещет кровь, слышны булькающие звуки, хрип. Брызги крови наполняют пространство вокруг специфическим запахом, затем смешиваются с запахом мочи. Подменыш задирает глотку кверху, быстрым, почти театральным движением заглатывает мясо, затем опускает морду, довольно облизывается и делает агрессивный шаг навстречу шокированной самке, переступая через труп некогда бравого воина.
    - Моя прелесть. Как же я рад тебя видеть.

    Отредактировано Событие (2017-01-13 21:46:20)

    +1

    9

    Эта улыбка, она была страшнее взгляда. Дикая, жуткая, вызывающая только первобытный страх из самых недр сознания. Эск вдруг явно осознала, что сейчас произойдет что-то по настоящему ужасное. Что-то, что изменит жизнь стаи и может быть что-то еще. Что-то в её сознании.
    Все остальное было словно представление в театре. Она не хотела смотреть, но была заворожена картиной. Щупленькая белая самка вдруг бросается вперед. Молчаливо и быстро, она припадает на передние лапы, а затем выныривает рядом с амбалом, цепляясь в глотку волку.
    - О боги! Что происходит?! - Эск в замешательстве. Никогда раньше она не видела подмены, а сейчас. Прямо на её глазах растет и чернеет существо, его шерсть топорщится, а кожа покрывается рубцами. Белая резко вскидывает голову и воет. У неё богатый опыт общения с порченными, но такой их способности она еще не видела. В миг, самка почувствовала себя маленькой и беспомощной, ведь она не обладала абсолютно никакими способностями.
    Черный зверь проглотил кусок уже убитого бурого волка. Кровь все еще хлестала из раны в шее. Регент поняла, что она следующая. И... И она отчего-то ни капли не испугалась. Перед её взором встала картина полугодовалой давности. После нескольких часов родов, измученная и уставшая, она стоит напротив некогда любимого волка, смотрит в его подернутые дымкой глаза и понимает, что отступать некуда, ведь за её спиной её дети, её жизнь.
    Эск не была испугана, ведь скоро сюда придет подмога. Все вместе они завалят этого зверюгу, а пока. А пока она сделает все, чтобы порченный не добрался до слабых и маленьких её стаи.
    Белая вздергивает губу. В её глазах решительность и гнев. Она пружинит на лапах и припадает вперед, будто бы собираясь повторить маневр, который только что провернул порченный. Но нет, в лобовую с таким не пойдешь, самка в последний момент меняет тактику, уворачиваясь в сторону и прыгая на спину зверю, желая вцепиться ему в уши и затылок.

    +1

    10

    Она нас не боится! Это обидно! - в глазах на секунду мелькнуло подобие разочарования, а на морде отпечаталось удивление, и всё же. Медлить было нельзя, белая понимала это. Она оказалась не такой глупой, как показалось Порченному изначально, и подняла тревогу ещё в тот момент, когда бурый волк был на грани между жизнью и смертью.
    Скоро сюда прибудет больше мешков с костями! Они вцепятся в наше тело и порвут его на части, точно так же, как мы делали много раз до этого. Но... разве должны мы допускать такое?!
    Самка злилась. Она не захотела отступать. Даже не подумала. Самоотверженно и безрассудно. Именно так, как нам нравится! Волк будто снова улыбнулся ровно за секунду до того, как волчица, приняв соответствующую позу, совершила прыжок. Однако вместо того, чтобы броситься вниз, она вдруг полетела вверх. Чёрный дёрнулся в сторону, но волчице-таки удалось схватить его за ухо.
    Ой, это больно! И так сладко!
    Волк скосил на неё свои жёлтые глаза и накренил голову туда, куда тянула его самка. А поскольку, надеясь повредить ушную раковину, она тянула на себя, самец без сожаления поддался этому и начал валиться на неё всем своим нешуточным весом. Для него было невозможно сейчас нормально схватить её зубами, да и лапами достать сбоку трудно, но зато можно было попытаться придавить собой. Кровь уже заполнила его ухо, а боль растекалась по телу. В голове зашумело. Послышались шаги - подмога, судя по всему, была уже рядом. Но тут вдруг что-то остановило самца:
    - Ох, нет, нет! Это всё не правильно! Где нам найти ещё такое классное тело? - говорил волк, одновременно с этим толкая самку к норе. Ему это удавалось, ведь всё-таки он был крупнее, да и мужское начало делало его сильнее волчицы.
    - Мы передумали умирать, дорогая! АХ!
    Нет-нет-нет, если мы оставим ей ухо, мы не сможем повторить её черты! Мы не должны поддаваться ей!
    Самец изворачивается и, в конце-концов, спихивает волчицу в нору, сам кубарем катится за ней следом. Кровавый след приведёт врагов к месту боя, но вот удастся ли им отличить правду от вымысла?
    Чёрный силуэт заслонил собой вход, да так, что стало очень темно. Внутри норы слышалось рычание и возня, затем послышался приглушённый визг.
    Зараза! Добралась-таки! Похоже, что самка цапнула волка за затылок, оставив очень даже обширную рану там. Но и волк в пылу битвы успел ухватить её за щёку. Оба получили не слишком значительные повреждения, но времени у самца не было, а потому он не слишком усердствовал. Отцепив от себя самку, он перекинулся в неё, затем выскочил наружу. Ко входу в нору уже бежала группа волков.
    Мы должны сказать, что она там, но мы не можем! Отвратительно, мы не можем подобрать слова! Белая, рослая волчица кивает в сторону норы и отступает. Щека у неё разодрана, как и у оригинала. Кое-где на загривке тоже виднеются следы укусов.

    +1

    11

    http://www.novoboi.ru/download_img.php?dimg=14565&raz=320x240

    Около полуночи. Луна похожа на обглоданный с одной стороны камень, значит ночь собрания вожаков трех стай уже близко. Холодно, промозгло дует ветер.

    Встреча между лидером Горячего ветра и Эск не состоялась. Об этом шумел уже весь лагерь. Волки перешептывались и мусолили эту тему как могли. Кто-то решил, что Шалый просто лгун и пустобрех, а вот у кого-то на сердце стало не спокойно. Как бы то ни было, отряд, прибывший с неудавшегося совета, был возглавлен уже не молодой и почтенной самкой. Она направила добытчиков и добивающих охотиться и передала запрет Эск о подходе к границам. Сама же доверенная, отошла чуть в сторону от общей суеты.
    - Асхель, скажи, что еще ты знаешь? Эск доверяет тебе, может она еще что-то сказала?- к волчице подошла одна из добытчиц.
    - Она ничего не говорила, но у меня плохое предчувствие. Отправляйтесь уж на охоту.

    Прошло уже полночи с последних темных сумерек и вернулись добытчики с едой. Они не выходили за границы Чернолесья по приказу лидера, а потому добычей стал всего лишь кабан. Средь охотников царило невообразимое оживление. На пути обратно они встретили одного из амбалов, что сопровождал лидера. Тот рассказал об убийстве патруля близ границы. Трое молодых порченных сегодня заступили в патруль и оказались убиты. Асхель, что все еще была за старшую начала волноваться. Она искала взглядом и не находила Сколла, бывшего вожака и нынешнего приближенного, а так же куда-то подевалась неугомонная Абра.
    - Молю всех богов, лишь бы с ними ничего не случилось.
    Волчица подошла к Бэпсею, порченному воину, и обратилась с просьбой.
    - На землях творится что-то ужасное. Сколл не прибыл на трапезу, прошу тебя вернуться к вашим логовам и передать всем о том, что за границу Чернолесья выходить строго запрещено.
    Затем, она обвела взглядом всех присутствующих и только сейчас приметила, что одна из добытчиц - Аспен, кажется, ранена. Не найдя в поле зрения Шалфей, она подозвала её молодую ученицу Рунгерд.
    - Дитя, осмотри раны нашей охотницы и окажи первую помощь.

    офф для Ансуз, Иризи

    Девочки, вы как и писала - слышите, что патруль убит. Ан наплевав на запрет выходить за границу идет туда. Иризи, как правильная и послушная дочь пытается её остановить, естественно у неё ничего не получается и она идет вслед за порченной. После диалога здесь - вы отправляетесь к водопаду.

    офф для Аспен, Бэпсея и Рунгерд

    Ребят, т.к. вам не понравилась предыдущая идея, взяла на себя смелость внести эффект неожиданности для вас. Если кого-то что-то не устроит - пишите в ЛС, переделаем.
    Бэпсей сейчас может коротко пообщаться со старшей Асхель(ГМ), если есть необходимость и идти в сторону логова, но там я тебе новую встречу подкину.
    Аспен может оказаться незначительно ранена или там лапу подвернула-вывихнула, а Рун как раз проявит себя как травница

    +2

    12

    День был достаточно активный и длинный. Рур выходила далеко за границу логов, ведь у нее было задание – поиски еловой смолы. Отправляясь в путь, ученица вспомнила, как первый раз занималась подобным делом. Она была на два месяца младше. Шалфей до того дня, показывала это средство уже собранным. Удивлению Герды не было границ: «Это ведь не трава!? Что это?» Оказалось это затвердевшая масса, испускаемая ранами хвойных деревьев. Самым неожиданным для юной волчицы оказался процесс сбора этой «гадости». Оно неимоверно цеплялось к зубам, казалось, что пасть сомкнется от этого «счастья» навеки. И когда сегодня Рур отправили за смолой, она невольно округлила глаза в ужасе, словно моля о пощаде, однако не произнесла ни слова недовольства. Ее поход был успешным, она набрала целый лист лопуха, сорванный у Черного озера в качестве кошелки. Хорошее выполнение задания было вознаграждено свободным временем. Рур благодарно кивнула наставнице и побрела прочь.
    Был поздний час, но сна волчица не видела. Она пришла к Седому Камню, ведь здесь чаще всего можно узнать последние новости стаи. И оказалась права,  легкий гул стоял над поляной, волки рьяно обсуждали что-то.  Причина весьма серьезная – лидеры не встретились, вина лежит на Шалом из Горячего Ветра. «Где же в таком случае Эск??» Рур опустилась наземь и повернула голову в сторону Асхель. «Доверенная волчица, ты не просто так находишься там, где находишься! Эск уверена в тебе!» Но взрослая волчица была слишком встревоженной. Охота была слабой, от чего Рур невольно упрекнула себя: «Нужно было поймать ту глупую белку!» Судя по всему, вернувшиеся охотники принесли новые, плохие вести. Ученица навострила уши. Но слух у нее был похуже зрения и она лишь тяжело выдохнула. Асхель переместилась к Бэпсею, весьма специфичному волку. Рунгерд не доводилось общаться  с ним лично, но наблюдать его перемещения доводилось. «Может, когда-нибудь пообщаешься с ним и решишь, какой он в твоей голове, Рун?» Но вдруг ее резко выдернул из мыслей голос Асхель.
    -… осмотри раны нашей охотницы и окажи первую помощь, - глаза взрослой волчицы смотрели прямиком на Рур. Бэпсея уж не было на поляне, зато Асхель стояла возле добытчицы.
    «Кажется, Аспен!?» Не заставляя себя ждать, Рунгерд вскочила на все четыре и в два прыжка оказалась возле, осевшей на задние лапы, добытчицы. Это было хорошим знаком, ее попросили помочь пострадавшей, а ведь она просто ученица, которую мало кто замечает. Когда-то Шалфей говорила, что не стоит бросаться на помощь без одобрения самой «жертвы», некоторые могут и цапнуть. Рунгерд не хотелось показаться грубой или навязчивой. Она посмотрела в глаза пострадавшей волчицы:
    -Я осмотрю, - спокойно и, как обычно, тихо произнесла Рур, - ты не против!?

    +2

    13

    ---> Начало игры.
    Что может сделать этот день ещё более паршивым? Подобного рода вопросы, словно чёрные скользкие змеи, проникали под черепную коробку волчицы; они сплетались меж собой, выпуская терпкий яд сомнений, с которым незримо смешивался привкус ярости. Чутких ушей коснулась весть о том, что не все из тех, кто был давеча отправлен в патруль, вернулся обратно. И всё бы ничего, Ансуз не тратила бы на это своего драгоценного внимания и времени, если бы среди этих хвостатых морд не было того, кто, в каком-то смысле, не так сильно раздражал Цинис и Асмодея. Нет, правда, был один такой волчишка молодой, который пришёлся по душе этой взбалмошной девице и её Духу. Они общались не так часто, но даже эти несколько минут, что они встречались пусть в немых гляделках, пусть в паре брошенных фраз, но они стоили того. Ансуз, со свойственным ей сволочным характером, оставалась непоколебима, но прохвост Асмодей уже читал её, как раскрытую книгу. Алоглазую нельзя назвать мнительной, однако что-то навязчиво нашёптывало, что именно он. Он! И никто иной! Он был одним из тех, чья кровь окрасила сочную зелень травы и насытила земную твердь.
    Шаг. Хруст. Другой шаг. Оскаленная пасть. Под лунным серебряным светом вырисовываются очертания лесной твари. Длинные ноги уверенно ступают вперёд, раскачивая из стороны в сторону свою обладательницу, чья шея немного извивается в такт шагам, находясь на уровне хребта. На фоне шерсти, цвета смолистого гудрона, особо выделяется белая "маска" на морде, похожая на черепную кость с горящими янтарными глазами. В этих глазах уже давно начали плясать бесовские огоньки, готовые вот-вот перерасти в пожар, дикий и необузданный огонь, что пожрёт всё живое вокруг.
    "Как я посмотрю, моя дорогая Цинис, ты испытываешь некое подобие чувств к этому мешку с кровью и костями?" В ушах раздался протяжный смех, сродни смеху маньяка, застывшего перед жертвой, который сперва обдаёт холодным издевательским тоном, а потом припадочный хохот вырывается из его глотки. "Асмоде-е-ей..." Нараспев начала беломордая, "Ты ведь сам говорил, что этот "мешок с кровью и костями" может быть полезен." Толика упрёка скользнула в её ответе. Самка пыталась отвечать Духу более-менее спокойно, в то время, как внутри всё кипело от злобы. Морду чёрно-белой разрезала гримаса, походившая и на оскал, о чём говорили оголённые клыки и складки на переносице, и на своеобразную улыбку, из-за притянутых до предела уголков сухих губ. Диалог между ними прервался, так как нос улавливал всё больше и больше новых запахов, обладатели которых вполне могут воспрепятствовать тому, что Наносящая решила нарушить приказ о выходе за пределы.
    Внимательный взгляд широко распахнутых глаз впивался в каждый мало-мальски сомнительный силуэт. Сама же Цинис лёгкой тенью обходила стволы мощных деревьев, стараясь держаться против лёгких порывов ночного ветра. Что-то начинало происходить с молодой самкой. Лёгкое безумие стало обволакивать её крепкое тело, а здравый смысл медленно перемещался на задний план. Интересно, кто же сейчас попадётся на глаза сходящей с ума хищнице...

    Отредактировано Ансуз (2017-04-12 19:13:10)

    +2

    14

    Лагерь жужжит беспокойно и грозно, как потревоженный улей диких пчёл. У Аспен комок в горле и пугающее, тянущее ощущение в животе, словно она смотрит вниз с головокружительной высоты. Она чувствует предательскую слабость во всём теле, но старается не накручивать себя раньше времени, не ударяться в бессмысленную, животную панику. Вокруг неё аура из смятения десятка взбудораженных волков, и Аспен отчаянно пытается дистанцироваться от них, не дать силе коллективных эмоций взять верх над её собственными.
    Провалилась встреча Эск и Шалого – вот главная причина и тема перешёптываний со всех сторон. Аспен не слушает, о чём говорят сородичи, намеренно не вникает в значение слов, оставляя их бессмысленным белым шумом на фоне. Она не хочет слушать безосновательные теории, не хочет слышать невообразимые детали, которые за отсутствием оных создают сами Чернолесцы. Дезинформация – одна из страшнейших вещей, которая сама по себе может даже в одиночку выиграть войну. Аспен предпочитает незнание ложной уверенности.

    Она слегка хмурится недовольно, когда её с небольшой группой отправляют на охоту. Время сейчас более чем непростое, и ей не хочется надолго покидать лагерь, но Аспен разумно не возражает против распоряжений. Возможно, ей самой сейчас не помешает хотя бы отдалённое чувство нормальности, уверенности в завтрашнем дне, и ничто так не дарует её, как рутина.
    Тем не менее, лагерь она оставляет с тяжёлым сердцем и неспокойной головой.

    Охота выдаётся долгой, но сравнительно успешной. Им удаётся загнать кабана, особо свирепого, не желающего сдаваться без боя. Однако охотники Чернолесья – неумолимая сила (Аспен думает об этом не без вспышки гордости, сверкнувшей молнией), и у добычи нет ни единого шанса. По крайней мере, так считает сама Аспен до тех пор, пока не обращает наконец внимание к не желающему уходить саднящему ощущению. Она опускает глаза и видит кровь, выпачкавшую всю её переднюю лапу, и осторожно проходится по ней языком. Пасть наполняется солоноватым вкусом, и как-то сразу Аспен понимает, что это её кровь, ещё до того, как замечает рану, оставленную клыком кабана. Она незначительна, но от неё течёт тупая боль, сводящая зубы, и Аспен сжимает их изо всех сил, не проронив ни звука. Она подождёт до тех пор, пока с делами не будет покончено.
    Возвращение обратно в лагерь даётся ей непросто; теперь, когда она знает о ране, она не может перестать думать о боли и потерянной крови. Несколько раз она почти сдаётся, закатывает в бессилии глаза, но продолжает идти дальше.
    Аспен всегда ужасно даются попытки совладать с любой болью. Но она никогда – никогда не ослабит железный контроль над собой, не позабудет о своей силе воли.
    Когда они добираются до лагеря, она хромает и еле дышит, но на морде у неё странное нечитаемое выражение. Пути их пересеклись с амбалом, который не преминул поведать об ещё одном происшествии: убийстве патруля, состоявшего из трёх порченных. Только услышав новость, Аспен супится задумчиво, не зная, с какой стороны и смотреть на неё. Но времени на размышления нет, и она закидывает событие на задворки разума, отнёсшись к нему, как к сухому факту.

    Только в окружившей её родной, комфортной обстановке Аспен позволяет себе расслабиться и выдохнуть. Усталость волной накрывает её с головой, и она чуть приседает, измотанная донельзя.
    Её состояние замечает Асхель и немедленно подзывает Рунгерд. У Аспен в голове проскакивает обеспокоенная мысль насчёт отсутствия Шалфей, но она не сосредотачивается на ней, переводя взгляд на подскочившую Рун. Аспен благодарно кивает ей и слегка неуклюже отходит в сторону, где больше места, держа лапу на весу.
    – Да, спасибо тебе, – мягко говорит Аспен тихим голосом, улыбаясь ученице. Окидывая взглядом поляну, она добавляет: – А здесь все на взводе до сих пор, верно?

    +2

    15

    Ожидание ответа старшей волчицы показалось Рунгерд вечностью. Ранее она, ученица травницы, всегда была при наставнице. Принятие решений, указания по лечению – всегда исходили от Шалфей. Идти в лес за травами – вдвоем, осмотр больных – вдвоем, все трапезы – вдвоем. Герда всегда при Шалфее. Может даже сложиться впечатление, что они неразлучны, словно родные. Более того, травница молода и полна сил, Рур еще долго будет ученицей, а может даже уйдет раньше наставницы. Никто не ведает о своем будущем. Тем более в нынешней ситуации, когда ничего не ясно.
    Глядя на Аспен, ученица перебирала в мыслях все возможные типы ранений и лекарства для их излечения. Добытчица аккуратно отошла от камня и Рур поняла, что дело в передней лапе. «Не просто гнать свирепого кабана! Любой загнанный зверь будет бороться за жизнь!»
    – Да, спасибо тебе, - наконец звучит одобрение раненой. В груди Рунгерд накапливается тепло, а в глазах скачут искры восторга. Это ее первый самостоятельный осмотр раненого волка. Вот было бы забавно, запрыгай Рур по кругу от радости. Но она закрыла все эти бурные эмоции глубоко в душе, внешне оставаясь все той же, невозмутимой ученицей. Она аккуратно подходит к Аспен,  но добытчица неожиданно для Рур задает вопрос:
    - А здесь все на взводе до сих пор, верно?
    Юная волчица округлила глаза: « Как это – до сих пор? Когда же это началось?!» Мысли складываются сами собой, но ученица твердо развеивает их. Перед ней поставлена иная миссия. Помощь раненой – первоочередная задача, которая не терпит колебаний. Возможно, это выглядело, как игнорирование вопроса, но Рур спокойно наклонилась к лапе. Несколько секунд она внюхивается в рану: «Главное проверить – нет ли заражения! Будь внимательна!» Ничего не чувствуя, аккуратно облизывает место пробоя.
    -Прости, - спешит извиниться Рур, зная, что причиняет боль Аспен.
    Она еще раз глубоко втягивает воздух, но ее нос не улавливает никаких запахов, кроме пыли, запекшейся крови и влажной шерсти. Отступив на шаг, ученица опадает на задние лапы и поднимает взгляд на старшую волчицу:
    - Рана глубокая, но поверхностные разрывы незначительны, внешний вид неплох. Нагноений я не чувствую, это меня радует. Я обработаю повреждение еловой смолой, она защитит от попадания грязи и поможет быстрее затянуться ране,  - юная волчица встала и сделала шаг назад. - Я схожу за лекарством.
    Герда хотела было идти, но решила добавить:
    - Я… я как-то упустила, что произошло, меня не было большую часть времени в лагере, а когда вернулась, все уже были напряжены и взволнованы, -  волчица окинула взглядом поляну возле Седого Камня. - Эск и Шалый не встретились, так я поняла. Но это ведь не единственная проблема!?  Асхель, она понапрасну не волновалась бы. Я ее такой еще не видела!
    Даже привычно тихий голос Рур, сейчас играл волнением и сомнением. «Что должно было произойти, чтоб все и каждый волк Чернолесья поддались тревоге?  Что нас ждет??» Юная волчица резко оборачивается и впивается глазами в глаза добытчицы. «Спрашивай! Ну же! Спрашивай!»
    -В наших рядах есть потери!?

    +2

    16

    Начало игры

    Сегодня день был очень продуктивным, много узнала нового и интересного.  Меня интересовало все. Меня считали занудой, но мне было все равно на это. Пусть считают, уж лучше так, чем лентяйкой и не интересоваться, ничем быть таковой. Мне нравится, а на чужое мнение, как-то все равно. Пусть выскажутся, а я послушаю. Меня это нисколько не обижает и не расстраивает. Чье мне мнение в приоритете, это матери. На счет отца еще не решила, поживем и узнаем, что нам суждено судьбой.  Поискав сестер и брата, но их нигде не было. Вздохнув и покачав головой. Опять где-то бродят…. Надеюсь, они находятся на территории стаи.. Походив по лагерю, заметила, что волки от чего-то возбуждены и озадачены. Мне было интересно и спросив одного из волков, но мне ответили, что некогда. Понимаешь ли некогда, а рассказать не судьба, хоть в краткой форме. Матери тоже не было видно, нигде значит занята. Мне было скучно и это означало, что скоро буду искать на свою белую голову приключения. Пошлявшись, решила поваляться отдохнуть на теплом и удобном местечке. Не заметила, когда задремала и очнулась и была уже полночь. Ничего себе уснула. Ко мне подошел волк из нашей стаи сказал, что нельзя выходить за территорию стаи и удалился, перед тем,  как я успела, что-либо спросить. У меня в голове зазвенел тревожный звоночек. Что-то происходило, что никого не выпускали за территорию. Что-то плохое, при хорошем, никого не ограничивали в передвижениях. Хмыкнув,  стала обходить лагерь и прилегающие территории. Тут заметила тень, которая кралась  среди деревьев, похоже задумала, что-то запрещенное или сама себя накручиваю, а она просто решила прогуляться. Хотя чувствовала, что-то не ладное. Не узнаю, пока не поговорю с ней.  Я побежала в том времени и вскоре поняла, кто это. Ансуз. Из заболевших. В моей голове зазвучали слова матери: «Иризи, заболевшим нельзя выходить за территорию стаи, так как их там ожидает опасность. Если видишь, кого-нибудь останавливай и возвращая в лагерь.» Побежала быстрее, чтобы догнать волчицу.
    Я не боялась больных, мне было их жалко, и была надежда, что когда-нибудь найдут способ их излечить. Обогнав волчицу, и перегородила ей дорогу, тем самым заставляя остановиться ее.
    Темнейшей ночи, Ансуз. Куда собрались? Заболевшим  нельзя уходить с территорий стаи, так что вам лучше вернуться вы свое логово. Сейчас вообще никому нельзя покидать территории сати. Пойдемте, я вас провожу.
    Тут я вспомнила, что не видела в лагере сестер и брата. Стала надеяться, что они на территории стаи. Сейчас же меня поглотила задача вернуть Ансуз обратно, чтобы она никуда не ушла. Мама будет не довольна, а я хочу ей чем-то помочь.

    +2

    17

    Собственно, как и предполагала Ансуз, спокойно ей уйти не дадут... Ладно, если бы перед ней возник какой-нибудь матёрый увалень, от такого дёру давать веселее бы было, а тут... Тут, буквально мешаясь под лапами, нарисовалась Иризи - юная волчонка, которая почему-то решила, что Цинис, поджав хвост, её послушается. Ага, сейчас прям...
    "Какая... Прелес-с-сть..." Беломордая, казалось, видела, в какой маниакальной улыбке расплылся её Дух, жадно облизываясь при виде тёплого комка шерсти, решившего сегодня побыть маленьким героем.
    Как бы там ни было, алоглазая остановилась. Оскал стёрся с её морды, уступая место выражению Асмодея. Волчица наклонилась к белошкурой, прижимая уши к голове. Приоткрытая пасть с приподнятыми уголками губ, потянулась в сторону самочки. Между зубами верхней и нижней челюстей едва заметно поблёскивали тонкие нити слюны. Она втягивала запах молодости; в её бесовских глазах плясали огоньки безумия, готовый испить до дна эту молодую душонку, испепелить в своём огне.
    - Не у-у-уж то... - Начала Ансуз свой говор прямо над ушком Иризи, - ты нас-с-с остано-о-овишь?... - Самка негромко клацнула клыками в воздухе и резко подалась назад, изгибая шею и выпрямляясь. Наносящая начала смеяться, вскидывая морду вверх, широко распахивая пасть. Клочья смеха вырывались из её глотки, такие истерические, такие безумные. И вновь, щёлкнув зубами, Ансуз смолкла, возвращая всё внимание самке. - А тебе не стра-а-ашно в столь поздний час-с-с бродить так далеко от ло-о-огова одной? - Хриплым надрывным голосом, спросила Цинис, плавно перемещаясь, становясь с правого боку от Иризи. Она мельком бросила взгляд на окружающую их территорию и хихикнула.
    Беломордая провела языком по зубам. "Ансуз! Хватит тратить время на этот комок шерсти!" Вдруг взбеленился Асмодей, хотя голос его не звучал злобно, скорее в нём прослеживалась лёгкая издёвка. "Интересно... Она и в правду думала, что это подействует?... Хотя, стоит отдать ей должное... Не каждый даже взрослый волчара осмеливался подойти к нам, отщепенцам этого бренного мира и начать с нами разговор..." Ненадолго смольная погрузилась в свои мысли, словно смотря уже куда-то сквозь белую самку, а затем она встрепенулась, тряхнув лобастой головой, словно стараясь разогнать ворох пустых мыслей. Она собралась уже уходить, возвращая траекторию былого движения, как вдруг резко обернулась.
    - Или... Быть мо-о-ожет, ты хочешь... Пойти с на-а-ами? - Цинис пытливо смотрела на белую, проверяя, сколько в ней смелости. Так ли отважна она в делах, как хочет показаться на словах...

    +1

    18

    Ночь была прохладная, но мне было хорошо. Я жмурила глаза от ветерка, который играл с моей шерстью в свою игру. Действия зараженной меня мало пугали, просто смотрела на эти сцены и просто стаяла делая вид, что боюсь. Просто смотрела, что будет дальше. Еле скрывала улыбку. Не знаю, но меня не пугали ни слова волчицы и ее духа, ни ее действия. Просто прилагала все усилия, чтобы не засмеяться и не улыбнуться.  Может мне выйдет это боком, но мне не было страшно именно с ней. Хотя понимала, могут и убить, но не могла ничего сделать с собой. Мне было интересно, хотелось приключений и вдобавок выполнить указ матери, никого не выпускать.  Мне хотелось сделать матери приятное и порадовать , хоть чем-то. Хотя понимала, теперь у меня было мало шансов остановить Ансуз. Их вообще не было. Равно нулю.  Она меня сильнее и меня мало во что ставила. Кто будет слушаться волченка. Сама бы задумалась, была бы на ее месте. Посмотрела в сторону и разглядывала волков, которые там находились. Они не подозревали, что сейчас тут происходит и это к лучшему.  Уже чувствую, как мама будет меня отчитывать, но  я же стремилась к лучшему. Тут мне такое интересное предложение сделали, что я улыбнулась все-таки. Она , что думает, что я испугаюсь? Ха-ха-ха… Не на ту напала!.. Я встрепенулась и с энтузиазмом ответила черной с белой маской волчице:
    - Не откажусь, мадам.. Или ты думала, что я откажусь? Неее, это же тааакоее приключение! Куда идем и ради чего, наршать придется закон и приказ лидера?
    Согласилась ради, того что порченных нам надо беречь, да и ведь интерес и любопытство, никто не отнимал и у меня. Я зануда, да, но тоже люблю прикаю запрет матери, меня поголовке не погладит. Я отошла пропуская волчицу вперед, чтобы она показывала дорогу. Ведь это она была инициатором побега в неизвестность.
    - Только надо поторопиться, а то скоро хватятся нас, что нас никто не видит в стае и нам не дадут выйти. Или ты передумала? Ты же не отступишь?
    Мой голос звенел интересом и любопытством, да я же загорелась новым приключением. Хотя моя пятая точка стала болеть в предчувствии наказаний от матери. Самой совесть начала съедать, но я ее задвинула как можно дальше. Потом разберусь с этим.
    -----> За Ансуз

    Отредактировано Иризи (2017-04-24 18:16:17)

    0

    19

    ---------> Логово Кичи.
    Логово и лагерь остальсь позади. Теперь Рыжая осталась наедине с лесом. Как это было прекрасно, идти по мягкой траве, вдыхая запах смолы и хвои! Тишину нарушал только шелест лап по лесному ковру, но прислушавшись, Кичи уловила ещё несколько звуков.
    - Рана глубокая, но поверхностные разрывы незначительны, внешний вид неплох. Нагноений я не чувствую, это меня радует. Я обработаю повреждение еловой смолой, она защитит от попадания грязи и поможет быстрее затянуться ране. Я схожу за лекарством. 
    - Я… я как-то упустила, что произошло, меня не было большую часть времени в лагере, а когда вернулась, все уже были напряжены и взволнованы. Эск и Шалый не встретились, так я поняла. Но это ведь не единственная проблема!? Асхель, она понапрасну не волновалась бы. Я ее такой еще не видела!

    - Что случилось? - взволнованно произнесла Рыжая - Кровь?! Я чувствую её запах. Аспен? Теперь Ки отчётливо ощущала запахи множества волков и крови. Вам помочь? Пока Рунгерд ходит за травами, я могу побыть с Аспен. Конечно, в этом нет большой надобности, ведь мы не одни, но вдруг... Мне всё равно нечем заняться. Я считаю, что время всегда надо тратить с пользой.

    0

    20

    Аспен пытается расслабить мышцы, чтобы унять мелкую дрожь, то и дело пробегающую по её телу. Она сосредоточенно думает о том, что рана несерьёзная и, скорее всего, затянется совсем скоро, особенно со своевременной помощью Рунгерд. Но пока она гоняет у себя в голове эту мысль туда-сюда, тупая боль не утихает, и Аспен с трудом подавляет в себе желание припасть к земле, зажмуриться и скулить громко и жалобно, как волчонок. Особенно когда по ране проходится горячий и мокрый язык.
    Она может вынести, наверное, всё, но только не любую боль.
    Аспен делает глубокий вдох и честно старается отвлечься от невыносимого ощущения.

    Сквозь окруживший её ватный туман она слышит едва пробивающийся голос Рунгерд. Аспен моргает несколько раз, мгновенно приходит в себя и заостряет внимание на ней, кивая, скорее всего, невпопад. Герда выглядит напряжённой и взволнованной, но это не останавливает её от должного выполнения своей работы. Для своего молодого ещё возраста она похвально сосредоточена на том, что важно. Многие могли бы взять с неё пример, думает Аспен, обводя поляну цепким взглядом. Медицинские объяснения она слушает вполуха, но, хоть это и невежливо, в лекарском деле она совершенно не смыслит. Ей достаточно того, что это работает.
    Аспен смотрит на то, как Рун поднимается и собирается было идти за травами, и чувствует толику облегчения. Общество не слишком тяготит её, тем более хорошее общество, но во всеобщей суматохе ей хочется хотя бы немного отдохнуть и собраться с мыслями, пока их с головой не накроет второй волной. Однако надежда на минутку уединения погасает, едва Аспен замечает колебание и невысказанный немой вопрос, застывший в глазах Рунгерд. Она хмурится и собирается с силами, уже подсознательно угадывая, что вот-вот спросит ученица.
    Вопрос, полный смятения и искренней тревоги, – словно удар под дых. Аспен отнеслась к смертям, которые должны были её затронуть, так равнодушно, и она почти ощущает за это жгучий стыд. Почти. Она почти не знала тех порченных, но не может стряхнуть с себя сковывающее чувство предвзятости. Словно собственный дух Аспен, она отравляет её разум, нашёптывая сочащиеся ядом речи. И поделом, плюнула она в ответ на страшную новость. Но Аспен уже не уверена, была ли это не её собственная мысль.
    – Патруль из троих, – с неохотой отвечает она, понизив голос, и не удерживается от того, чтобы не добавить: – Порченных.

    Слух режет чужой голос, чересчур громкий, приближающийся, и она прижимает уши, резко оборачиваясь на звук. Взгляду её предстает Кичи, но Аспен не расслабляется, продолжая следить за ней настороженно и исподлобья. Услышала ли она последние слова? Аспен не хочется разносить по стае новую волну паники, становиться разносчицей последних слухов и подрывать всякое уважение и доверие к себе.
    – Всё нормально, – произносит Аспен, хоть её голос и сдавлен самую малость. – Небольшое происшествие на охоте. Рун говорит, со мной всё будет в порядке. Но ты можешь остаться, если хочешь, – со вздохом заключает она, решив, что хуже уже не будет.

    +1

    21

    Рур задала вопрос и пошатнулась на месте. Внезапный всплеск сомнений затмил ее взор.
    «Не поспешила ли ты показать свое любопытство!? Уверена, что желаешь слышать ответ!? Ты интересуешься как волчица Чернолесья или ученица травницы? Желаешь обрести себе забот, либо надеешься на тишину и покой?»
    Она стояла, словно оцепенев от ужаса. Белая волчица со стеклянными глазами, можно было подумать, что она ослепла. Но это всего лишь обычное пленение разума нескончаемым потоком мыслей.
    Она так и не была уверена, что хочет знать правду.
    «Если и случилась беда, ее не смогут держать в секрете! Вернешься и узнаешь!»
    – Патруль из троих. Порченных.
    Ответ прозвучал. Одно слово, один смысл, оно въелось в мозг, одим ударом, словно молния зацепилась за верхушку сосны и танцует вспышками.
    «Порченных. Это лучше, чем могло бы быть. Но они все равно наши, все равно из Чернолесья. Никто не заслуживает столь ранней кончины!»
    Онемение Рур затянулось, но она все еще не могла растолкать по уступам головного «логова» все те мысли, что роились в замкнутом пространстве.
    - Что случилось? Кровь?!
    Прозвучало совсем рядом. Голос принадлежал волчице. Явно слышалось волнение нот. Рунгерд слегка дернула головой, словно стряхивая утреннюю росу, и поймала глазами «гостью».
    «Молодая, аккуратно сложенная. Ты явно добытчица. Вы все схожи меж собой. Дабы попасть в ряды добытчиков, нужно соответствовать требованиям. Вы обе как никто иной вписались в условленные рамки. Переживаешь за подобную себе, это хорошо. Очень хорошо!»
    -Вам помочь? Пока Рунгерд ходит за травами, я могу побыть с Аспен.
    «Милая самочка, добрая и верная. Тебе бы быть хоть немного жестче, ты ведь из Чернолесья!»
    Благо Герде хватило ума не озвучивать последних мыслей. Она и так достаточно много высказала Аспен. Делая вид, что обдумывает предложение, ученица просто ждала, пока странный комок, застрявший в горле, комок сомнений и запутанности, или упадет вниз, еще глубже, да так, что не даст дышать, либо вылетит наружу, прочь из тела, из организма. Она тяжело выдохнула, делая вид, что зевает.
    «Вот и славно. Берись, наконец, за дело!!»
    -Здравствуй, Кичи! Аспен, можно сказать, отделалась легким испугом! – ученица слегка улыбнулась. – Твоя помощь будет кстати – займи раненую разговором и не позволяй ей приближаться даже носом к лапе, я уж не говорю о попытках вылезать рану! Если не будет слушаться – делай с ней, что пожелаешь!
    Рур выпустила смешок и потрусила в сторону своего логова.
    --->>Логово Рунгерд

    +3

    22

    Тень улыбки Иризи не ускользнула от внимательных насыщенно-янтарных глаз Ансуз.
    "Не уж то согласится..." Сладостный яд медленно заполнял разум волчицы. Яд, источаемый Асмодеем, которым был наполнен его голос, наслаждаться которым можно было вечно. Однако, дела не ждали, пора было действовать.
    - Запах детского страха так прекра-а-асен... - Протянула хищница, в очередной раз облизывая крепкие клыки, смотря на белошкурую. Цинис вернулась обратно, обходя самку по кругу и, опустив голову опять над её ушком, прошептала.
    - А мы пойдё-ё-ём... К водопа-а-аду, моя прекрасная малы-ы-ышка, - хищница обдала жарким дыханием волчонка и выпрямилась.
    Алоглазая прошлась неспешным взглядом по далёким небесам, кое-где испачканным небрежными разводами облаков. Полной грудью молодая самка вдыхала запах весны. И ночи. Ночного запаха весны. Она была полна сил. На какой-то миг даже свело зубы от желания поскорее вонзить их в чью-нибудь податливую плоть, сжимая массивные челюсти-капканы, упиваясь предсмертными хрипами и вдохами. Ансуз расплылась в маниакальной хищнической улыбке, одарив взглядом Иризи, поведя чёрным ухом. Но в глазах теперь пылала ярость. Беломордая вспомнила, куда и зачем она направлялась и злоба отразилась в её очах. "Неужели... Вспомнила, чёрт тебя дери!" Озлобленно отозвался Дух. "Я помню. Помню! Помню, Асмодей! О нём..." Наносящая сглотнула подкативший к горлу неприятный ком, понимая, что нельзя срываться на молодой крови Чернолесья.
    - Убит патру-у-уль... - Холодно отозвалась та, игнорируя лёгкую провокацию белой самки, её слова о том, что смольная передумала. Тем не менее, в мыслях всё было совсем по-другому. "Передумала? Детка, я слишком зла, чтобы передумать в самый интересный момент. Клыки мои истосковались по крови, а лапы - по убийствам." Цинис не посчитала нужным говорить этих слов вслух, собственно, как и рассказывать потенциальной спутнице о том, почему же это так волнует эту неуравновешенную особу.
    Кивнув Иризи, Ансуз неспешной плавной походкой направилась к водопаду, будучи готовой ко всему, что их там может ждать. Хищница иногда оглядывалась, поспевает ли за ней белая самка, не из чувства заботы, а скорей, чтобы приметить, не идёт ли за ними ещё один хвост...
    -----> Водопад Желаний.

    0

    23

    Аспен ответила ей практически сразу.
    – Всё нормально. Небольшое происшествие на охоте. Рун говорит, со мной всё будет в порядке. Но ты можешь остаться, если хочешь.
    - Конечно, хочу. А как же?
    Реакция Герды оказалась совершенно иной.
    -Здравствуй, Кичи! Аспен, можно сказать, отделалась легким испугом! Твоя помощь будет кстати – займи раненую разговором и не позволяй ей приближаться даже носом к лапе, я уж не говорю о попытках вылизать рану! Если не будет слушаться – делай с ней, что пожелаешь!
    Рыжая прочитала лёгкое недовольство в глазах ученицы травницы. Что ж, я всем кажусь в этом плане странной. Но зачем обижаться на неё только из-за того, что я не такая, как все?
    - Ты меня ещё не до конца знаешь.- ответила Ки мягко. - Я могу за себя постоять. Только нужен подходящий случай. Зачем наказывать просто так, для галочки?
    Рыжая была убеждена в своей правоте. Рунгерд ушла за травами. Теперь надо занять Аспен.
    - Я не получила ответ на один из моих вопросов. Что случилось? Я должна знать. Тут Кичи вспомнила, что волки в лагере говорили об убитом патруле из троих порченных. А что, если среди них мой отец? А, нет, всё. Я поняла, о чём вы. В лагере говорили по этому поводу. Порченные. Наши, из Чернолесья. Ладно, хватит о грустном. Что с тобой случилось? Как ты поранилась? Рыжая не очень ждала ответ. На самом деле она просто хотела отвлечь Аспен от грустных мыслей. Из головы не шли мысли о погибших. Но что с ними случилось? Что, что? Они не могли погибнуть сами по себе! Кто на них напал? И самое главное - зачем?

    Отредактировано Кичи (2017-04-20 19:47:34)

    +1

    24

    Логово Рунгерд --->>

    Рур потратила немного времени на поход за лекарством. Хотя могла бы справиться быстрее.
    «Ты делаешь все правильно, твоя беда – лишние мысли. Зацепилась за эту дурацкую ветку, нужна она тебе была!? Хотя нужна, вернее, была и не нужна уже! Главное не забыть ее оттянуть от логова. Оттяну, перед входом лежит ведь. Ты снова на глупости тратишь время! Найди того, кто выбьет из тебя ненужную дурь, толку будет больше!»
    Вернувшись к Седому Камню ей даже показалось, что никто не успел и с места сдвинуться. Разве что нескольких порченных не стало.
    «Порченные! Почему именно этот патруль? Нет, конечно, хорошо, что не здоровые волки пострадали, но все равно. Наши ведь порченные. Да и вообще, почему Чернолесье настигла подобная беда? Вообще что-то странное повсюду творится. Почему никто не хочет объяснить происходящее всем. Один раз собрать всех и раздать указания. Как же я не люблю недосказанности и неясности!»
    Произошедшее никак не могло выйти из головы, но Герде нужно было завершить начатое. Она приблизилась к Аспен и Кичи. Судя по всему разговор не завязался.
    «Ну да ладно. Я точно не настроена вести здесь беседы!»
    Ученица опустила лист с порошком еловой смолы прямо перед раненой волчицей. Аккуратно развернула «контейнер», показывая присутствующим содержимое.
    -Будет немного неприятно, но лапа для нас важнее кратковременных неудобств, - начала Рур, обращаясь к Аспен.- Оближи рану и поставь лапу на порошок, когда почувствуешь первое легкое жжение – прижми сильнее. Чем глубже попадет порошок – тем меньше процедур у тебя будет. От тепла порошок станет мягким и затянет твою рану.
    Рунгерд решила не дожидаться результата. Ей стало слегка неуютно, в присутствии Кичи, внимательно смотрящей на ученицу. Странное вышло приветствие у них сегодня. Рур не думала о дурном, но ее «шутки» никто не понял.
    «Ты не виновата, это, наверное, странности всех травников. Но как бы там ни было - мне хочется уйти!»
    -Подержи подольше, а после повремени с бегом, сейчас желательно вовсе лечь и не ступать на лапу. – Отворачиваясь от волчиц, готовясь уйти, Рур добавила: - На рассвете приди ко мне, хотя, лучше сразу в логово Шалфей, я буду там. Повторим процедуру, после сможешь вновь идти на охоту.
    Более Рунгерд здесь не задерживалась. В пару прыжков она исчезла из виду.
    --->> Черное Озеро

    +1

    25

    Ягодные  болота ——————>>
    Серая бежала уже далеко не рысцой довольно-таки долго. Она знала, что если стая хочет успеть появиться на Совете, то ей стоит поторопиться. Как никак, к появлению Эскарины волки Чернолесья должны быть уже готовы к выходу. Эфир заставляла себя не сбавлять темп, когда уже почувствовала ярко выраженные родные запахи состайников. Они ласкали ноздри, радуя уставшую душонку Эфир. Карательница, чуть ли не высовывая язык, чуть расслабляется, понимая, что уже близко к заветному камню. Уже на бегу Эфир обдумывает, что будет делать. Ведь Эскарина может задержаться на очень и очень долгий срок. С другой стороны, раз уж она пошла договариваться с Шалым, то и Горячий Ветер будет ждать его — это успокаивало серую.
    Наконец, взору предстал Седой Камень, гордо возвышающийся над небольшой поляной. Облегчённо выдохнув, карательница ускорилась насколько это было возможно. Уже достаточно приблизившись, волчица кивком приветствовала встречающихся на пути состайников. Когда она проходила мимо какой-то парочки, то отчётливо услышала:
    — И всё-таки запреты Эск продолжают нарушаться! — Возмущалась добытчица, на что её собеседник закивал. Эфир, остановившись, недопонимающе склонила голову вбок, уставившись на парочку. И в то время, когда волк уже приветствовал карательницу, пытаясь намекнуть на присутствие Эфир, его собеседница горячо продолжала:
    — Ну ты видел?! Ансуз ушла в лес, ещё и Иризи за ней увязалась. Кажется, они пошли в сторону Водопада Желаний... Оу, Эфир. Вечера. Ну, ты всё слышала. Я пойду. — растянулась в улыбке добытчица и поспешила скрыться за ближайшими зарослями кустарника. Закатив глаза, карательница задумалась. — Иризи и Ансуз решили ослушаться Эскарину... Ну чтож, придётся идти и ловить их. — Тяжело вздохнув, Эфир поднялась с места и, придумав план действий, объявила о нём.
    — Все волки, что собрались отправляться на Совет. Как только появится Эскарина, будьте готовы выходить. А мне пока придётся отлучиться ненадолго. — Эфир лукаво улыбнулась своим же словам и скрылась в тени деревьев, ловко перепрыгивая препятствия и со всех ног мчась к Водопаду Желаний. Её распирало от целой радуги чувств. Тут были и волнение, и тревога, и раздражение, и даже заинтригованность. Хорошо хоть волчице удалось слегка перевести дух, прежде чем снова двинуться в дорогу. Фыркнув, Эфир ускорилась, боясь застать ужасную картину.
    ——————>> Водопад Желаний

    0

    26

    Рыжая и не ждала ответа от Аспен. Ведь она всё равно осталась только на всякий случай. Между когтями застряла трава и Ки делала вид, что с остервенением выкусывает её. На самом деле добытчица "отсутствовала". Не в прямом смысле, нет, просто её тело было у Седого Камня, а мысли волчицы обследовали все уголки территории стаи. Малейший шорох вызывал подозрения - вдруг всё случится не так, как должно быть? Пожалуй, в этот раз Рыжая превзошла саму себя, будучи в двух местах одновременно. Стоило ей оторваться от обследования Ельника или Мрачной топи, как Кичи взглядывала на Аспен. Та не делала попыток вылизать лапу. Из забытья Рыжую вырвал голос Герды.
    -Будет немного неприятно, но лапа для нас важнее кратковременных неудобств. Оближи рану и поставь лапу на порошок, когда почувствуешь первое легкое жжение – прижми сильнее. Чем глубже попадет порошок – тем меньше процедур у тебя будет. От тепла порошок станет мягким и затянет твою рану.
    Волчица подняла глаза. Рунгерд вернулась раньше ожиданий, но, похоже, чувствовала себя крайне неловко. Чтобы это понять, не нужно было уметь читать чужие мысли. Всем видом ученица травницы показывала странную скованность, даже инструкцию Аспен она говорила как-то... не так. Не в том смысле, что Рур была не права. Просто это странное напряжение осталось. Объяснив, что надо делать, молодая травница большими скачками скрылась.
    - Думаю, дальше Аспен и сама справится.
    Решив так, Рыжая направилась к другому волку.
    — И всё-таки запреты Эск продолжают нарушаться! - начала возмущаться Кичи - Ну ты видел?! Ансуз ушла в лес, ещё и Иризи за ней увязалась. Кажется, они пошли в сторону Водопада Желаний... Только теперь она заметила наблюдавшую за их разговором Эфир. - Оу, Эфир. Вечера. Ну, ты всё слышала. Я пойду.
    Волчица прыгнула в ближайшие заросли, где никто не должен был помешать ходу её мыслей. Издалека донеслись слова карательницы.
    — Все волки, что собрались отправляться на Совет. Как только появится Эскарина, будьте готовы выходить. А мне пока придётся отлучиться ненадолго.
    Внутри у Рыжей что-то ёкнуло. Появилось отчётливое чувство тревоги. Единственное, что было странно - необоснованное.
    - А что, если Порченные захотят напасть на нас?! Ведь у них есть духи со способностями! Нет. Хватит. Вдох - выдох, вдох - выдох... Спокойно, Кичи, соберись. С чего ты взяла, что они готовят нападение?
    Теперь её мысли были целиком сосредоточены на патруле.
    ---------------
    Через какое-то время Рыжая поняла, что засыпает. Если бы это случилось несколько минут назад, её счастью не было бы предела. Но теперь...
    - А схожу-ка я на охоту! Но сначала надо попить. На Совет я не иду, делать мне всё равно больше нечего. Так что принесу пользу стае, может, поймаю что-нибудь.
    -------->> Чёрное озеро.

    Отредактировано Кичи (2017-07-05 15:49:42)

    0

    27

    Офтоп

    Немного перебор, прошу прощения.

    Начало игры.
       Колль сидел возле одного из деревьев, его взор блуждал по собравшимся волкам. Ещё вчера они с недолюбливанием к нему относились, но сегодня он уже часть этого. Костоправ, добытчик, наносящий удары. Часть стаи. И важная её часть. Его уважают, даже некоторые слушают. И вот он шанс стать тем, на кого его вечно пихает Бакари. Стать лидером. Предыдущий вожак погиб, смутное время настало. И кто-то должен взять на себя это бремя ответственности за Чернолесье.
       «Бакари, я сам всё сделаю. Хорошо?», - получив беззвучный ответ, чёрный волк легко поднялся на четыре лапы и без поспешности, но легко и быстро преодолел расстояние от раскидистого лиственного дерева до холма, с которого говорит лидер. Это его шанс. От его слов зависит всё.
       «Ясного рассвета, волки Чернолесья! Стая кромешников, да соберётся на собрание. Я принимаю на себя обязанности вожаки великой стаи полуночников! Клянусь защищать её, идти в первых рядах, защищать интересы каждого здесь, справедливо карать и поощрять, любить и почитать каждого здесь, а в частности альфу-самку, Алесса! Она, чистокровная кромешница, и я, ваш друг и соратник, костоправ и добытчик, будем вести стаю в это Смутное Время к новому рассвету! Клянусь!»
       Это импровизированная клятва слетела с уст волка, как стрелка с сильно натянутой тетивы, и отзвуком падающих горных камней под синью деревьев и сумрака ворвались в заблудшие души собравшихся волков.

    Отредактировано Колль (2017-09-18 10:07:44)

    +4

    28

    Это было похоже на паническую атаку. Едкий липкий ужас, горечь потери — единственное, что одолевает бесстрашную карательницу, не раз жертвовавшую своей жизнью ради главы и её семьи. Это ведь Эскарина, казалось бы у неё инстинкт самосохранения вообще не предусмотрен в принципе. Глупая, наивная и такая.. молодая. У неё ещё вся жизнь была впереди. Ей пришлось бы ещё долго нести внезапно свалившееся на неё бремя лидера, но Эфир была уверена — погибшая сделала бы это с достоинством.
    И снова это ощущение, накрывшее её с головой, этот иррациональный страх того, что она больше никогда не увидит Эскарину, своего лидера, свою подругу. И в этом только её вина. Отпустила. Не уследила. Понадеялась. А не стоило. Взяла грех на душу, теперь карательница до конца жизни будет винить себя в произошедшем.
    Ранее сохранявшийся нейтралитет по отношению к порченным, резко сократился до отметки минуса. И действительно, как можно вообще не то чтобы опасаться, но и не испытывать ненависть к тем, кто стали причиной гибели Эскарины, одна из них даже непосредственной убийцей.
    И теперь, сидя под седым камнем, Эфир пыталась заставить себя не зарычать, не воспротивиться новому лидеру, самолично нарёкшему себя на эту должность. Ведь не стоит забывать, что у Чернолесья есть вполне совершеннолетние наследники, находящиеся сейчас уже на рядовых должностях наравне со взрослыми. Да и ко всему прочему, этот Колль, не так давно свалившийся на головы кромешников, является порченным, да ещё и не чистокровным. Трудно не только подавить пренебрежение, но и продолжать сохранять фальшивое хладнокровие на морде, будто бы всё, что происходит такое, каким и должно быть, дабы никто не заметил бушующего внутри урагана переполняющих эмоций. От осознания того, что этого выродка, которого даже волком назвать язык не поворачивался, придётся защищать ценой своей жизни, приходилось бы судорожно сглатывать и вздрагивать, не держи Эфир себя, как следует, в лапах. Всё-таки годы, проведённые в образе хладнокровной «железной леди» не прошли даром.
    Но это фальшивка. Это лживая маска, за которой скрыта ограниченная в своих действиях душа, готовая разорвать всех и каждого во имя мести, во имя прошлого. Но Эфир сидит, не двигаясь, изображая на морде слегка самодовольную и гордую усмешку.
    Хорошо хоть Колль решил придерживаться священных традиций, которые соблюдались в стае Чернолесья испокон веков. Тем не менее теперь стаю Чернолесья возглавлял порченный и какая-то чистокровная самочка? Это нанесло бы неизгладимый эффект на соседей, а авторитет, который Эскарина пыталась восстановить, падет крахом. Как же тяжело стало жить с вторжением духов в мир. Слишком много мыслей, слишком много вопросов и слишком мало ответов. Впившись когтями в землю, волчица лишь стиснула зубы и горделиво приподняла голову.

    Отредактировано Эфир (2017-09-18 19:53:53)

    +4

    29

    Азенет и Кичи - у вас последние сутки для того, чтобы начать игру в квесте, затем вы выписываетесь из него. О веских причинах, не позволяющих начать игру сообщите в ЛС Кардеро.

    +1

    30

    ---------->>Чёрное озеро.
    - Уф, добралась. Но не маловато ли этой мыши?
    Тем не менее, Кичи положила дичь на краю полянки.
    ...рассвету! Клянусь!
    - Что?! Да... да как он смеет?!
    Эфир, похоже, тоже чувствовала себя неважно. Подойдя к карательнице, Рыжая сказала:
    - Почему именно он должен стать нашим лидером? Ведь его никто не просил вообще в стаю являться, так что он тут забыл?
    Добытчица полностью разделяла мнение Эфир.
    - Ещё недавно порченный одиночка возглавляет нас. И как такое возможно?!

    +2


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Владения Чернолесья » Седой камень