18.03.2017. Ролевая начала свою работу.
20.06.2017. Обновляемся! Скоро всё будет готово.
31.03.2017.
Поздравляем с Днём Рождения:
  • Доминикан!
  • Свободны многие должности в игре (проверьте списки).
    9.04.2017.
    ПРОЙДИ ПО ССЫЛКЕ НИЖЕ, ПРИМИ УЧАСТИЕ! НЕ ПОЖАЛЕЕШЬ! (Пояснение внутри)

    Конкурс:
  • Лучшая пара!
  • ЗАСЕДАНИЕ СОВЕТА ИСТЯЗАТЕЛЕЙ
  • Форумная валюта
  • Поиск партнёра по игре
  • Форумный магазин
  • Волки: Скоро Рассвет

    Объявление

    АМС
    Новости
    22.07.2017.
    И да начнется кровавая ночь.. Стартует квест Доживи до рассвета
    16.07.2017.
    На форуме появились некоторые фичи: дайсы, доп.смайлы, вставка музыки и цитирование. Все для вас, дорогие :) АМС не спит, как кажется некоторым, так что и вы просыпайтесь
    13.07.2017.
    Вам кажется, что на форуме слишком тихо? Исправимся! Скоро у Рассвета будет собственное радио, где можно будет передать пламенные приветы соигрокам и подарить им приятности. Ну и конечно у АМС есть еще несколько приятных сюрпризов в рукаве, так что запасаемся терпением и поднимаем активность

    Требуются порченные в Чернолесье, лояльные волки в стаю Порченных. Многие акции актуальны! АКЦИИ
    Рейтинг форумов Forum-top.ru
    КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ СЮЖЕТА

    КВЕСТЫ ДЛЯ ВСЕХ

    СПОСОБНОСТИ ДУХОВ

    НАГРАДЫ

    АКЦИИ

    Горячий Ветер

    Убит вожак стаи - Шалый. На совете был избран новый лидер - Доминикан. Все знают о лояльности вожака к порченным, но к чему это приведет стаю?
    Чернолесье

    На границе убит патруль, состоящий из порченных. Все следы ведут к Порченным. Грядет ли война между стаями?
    Порченные

    Пара волков сбежала из стаи, их убили порченные Чернолесья. Что предпримут альфы и как отнесутся к визиту регента чужой стаи?
    Одиночки

    Об одиночках пока ничего не слышно. Возможно, в скором времени они дадут о себе знать, ну а пока их запахи не тревожат стайных волков.
    Погода: Весна пришла по снежному,
    По влажному ковру,
    Рассыпала подснежники,
    Посеяла траву.
    Время суток: ночь.
    Волки: Скоро Рассвет

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Область порченных » Главная поляна


    Главная поляна

    Сообщений 1 страница 22 из 22

    1

    http://forumfiles.ru/files/0014/0d/81/46634.png
    Это место - сердце лагеря Порченых. Лагерь находится в смешанном лесу, в достаточно тёмном и жутковатом месте, куда редко проникают солнечные лучи. Но на поляне деревьев очень мало, они расположены достаточно далеко друг от друга, иногда встречаются кусты, поэтому здесь света достаточно. Любой желающий может погреться на солнышке, ну, или полежать в тени, поесть, поболтать с сородичами. Именно тут проходит основная часть жизни стаи, именно тут волки могут немного развлечься, может, даже поиграть, если кто захочет. А ещё на главной поляне находится большая груда камней. С этой каменной насыпи Меченый делает важные объявления, проводит посвящения, повышая или понижая кого-то в звании, изгоняя из стаи или принимая в неё.

    0

    2

    Начало игры
    Ночь. Морозной, влажной дымкой туман обволакивает все сущие уголочки территорий двудушных варваров. Он проникает в каждое дупло, оседает белоснежной ситцевой дымкой на земле. Среди этого мутного варева медленно и ровно плывет тело безумного хищника.

    Почти тишина. Жалостливый скрип древесных коряг заменял стрекотание сверчков, и ветер раскачивал макушки лесных великанов. Дивная гармония царила в лесу, но Джафару было все равно. Ровно такое же безразличие у него вызывали другие волки, которые были или не были рядом, он их попросту не замечал. Его мысли занимали сплошь простые, приземленные идеи: насытит брюхо и поспать. Выполнение этих до смешного простых задач он уже завершил, и теперь пребывал густой прострации, в безынтересности ко всему. Ни одна мелочь не могла нарушить его покой. Скривер сохранял молчание. Он всегда безмолвно наблюдал откуда-то из глубины и появлялся лишь в такие моменты, какие настоятельно требовали его вмешательства. Он не любил показываться, поскольку считал, что заниматься мелкими делами своего носителя - не его дело. Черный просто следил за тем, чтобы все шло по плану, а ладить со своим сосудом ему было вовсе не обязательно, ведь оный почти привык к инородному присутствию голоса в голове и ко временным потерям контроля над всем телом. Все это казалось Фару сном, и он беспрепятственно плыл по этой сюжетной линии.
    Плыл он и по ночному туману, который невесомыми облаками парил над теплеющей землей. Плыл до тех пор, пока его плавное маневрирование случайно не столкнуло его с грудой совещательных камней. Упершись лбом в один из булыжников, Хат остановился и помотал головой, как маленький неразумный волчонок. Небольшая встряска воззвала к духу Скрива, и он тотчас же "отодвинул пепельного от руля". Наигранно цыкнув, желтоглазый, обладавший куда более развитым умом дух окинул окружающую местность взором на предмет укромного местечка, в которое можно было бы лечь, чтобы изолироваться от внешних раздражителей. Приятный гул в голове после места столкновения вызвал у Скривера вихрь воспоминаний. Он направил пепельное тело к ближайшему раскидистому дереву и улегся под ним, наслаждаясь своей иллюзией жизни.

    +2

    3

    Начало безумия(игры)

    Лиэн ликовала, казалось, что вскоре дух и вовсе полностью овладеет телом Хель. Последней же было откровенно плевать, только нахождение рядом с сестрой приводило ее в сознание. Стая боялась и уважала черношкурую тварь, альфы могли на нее положиться, а большего и не требовалось. Хохот в голове становился все громче, Хелла шла слегка пританцовывая, алые глаза бегали в поисках хоть одной души, но для чего? Общение? Она была не из приятных собеседников, но отказать ей в диалоге из-за "лидирующей" позиции нельзя было.
    Тыыыыы ты их ПРИ-КОН-ЧИ-ЛА вместе с сестренкой..., как они ВОПИЛИ?! ПОООМНИШЬ?, - нараспев то кричала, то шептала Ли устами контролера. В такие моменты Нифльхель почти что полностью отдавала ей контроль, но не потому, что была слабой, а потому что хотела понаблюдать. В такие вот прекрасные моменты она сидела в мягкой тьме, которая обволакивала лапы, голову, все тело, мышцы расслаблялись, она кайфовала, оргазмировала от подобного. О, да, детка! Хелла определенно наслаждалась своим вторым помощником в лице Лиэн и это было взаимно.
    -А ты!, - самка резко остановилась и оскалилась куда-то в пустоту.
    -ТЫ ПОДСТАВИЛА МОЙ ЗАД! ОН ТЕПЕРЬ БОЛИТ! Знаешь как болит?!!, - глухое рычание, исходящее из самых недр волчицы, казалось, могло привести окружающих в дикий испуг, но рядом никого не оказалось. Лагерь был почти пуст или не почти. Бегающие глаза остановились на фигуре, которая лежала под деревом.
    Что-то знакомое, не то, что следует прикончить. Поиграть? Возможно, но не лишать сладостных страданий на бренной земле.
    -Эй, как там тебя? - окликнула она фигуру. Разум все так же находился в нестабильном состоянии, Хель лишь сидела в стороне и наблюдала за действиями Ли.
    -Ли, отвали от него. Слышишь, козлина, не трогай, у меня и без того жопа болит. Где Рина? Видела ее, признавайся, СУКА! - черная отвернулась от объекта, к которому некогда обращалась ее дух и застыла, напрягая тело, делая его неподвластным духу. Ли была в бешенстве, но она хохотала так заливисто, словно была ребенком.
    Ветер трепал окаменевшую засранку за загривок, со спины капала свежая кровь, но ее было мало. Боли Святая не чувствовала, лишь желание придушить духа за то, что подставила ее.
    -О дааааа! НУ КОНЕЧНО! Теперь мисс-забадаю-забадаю будет ныть про свою мягкую задницу. Поболит и перестанет. Завались. Хочу вон с ним пообщаться, пошли же, это будет интересно, киса. - шепотом, будто боясь разбудить кого-то родного говорила Ли. На что Нифль лишь слабо улыбнулась, но с места не сдвинулась, лишь повернула голову к тому дереву, от которого, к слову, была не так далеко.
    "Интересно, когда он сбежит?" - мимолетная мысль, которая растворилась где-то в самых недрах ее горячего разума.

    Отредактировано Хель (2017-03-28 22:52:11)

    +3

    4

    Артесион была вполне довольна сегодняшним днем. Утренняя охота, удавшийся замысел, после - хорошая пробежка. Мнимая даже не влезала в управление. Самке казалось, что в голове стало слишком тихо. Впрочем, и ее земли не отличались особой громкостью. Многие Порченные сейчас слонялись по лесу без дела, ведь вожака нет, а Артесион в принципе половину стаи видеть не хотела. Многие из них были здесь уже тогда, когда дух откровенно издевалась над волчицей. Поэтому, чтобы лишний раз не ставить под сомнение свой авторитет, самка попросту отсиживалась в пещере или занималась охотой, пока Блейн раздавал приказы и управлял их семьей. Но сейчас самца рядом нет, а значит дел накопилось в три раза больше, чем в старые времена.
    Волчица легкой рысцой вбежала на поляну. Немногочисленные состайники резко скрылись с ее глаз, отчего внутри головы у Сион родились некоторые подозрения. "Они опять что-то прошляпили, " как всегда иронично отозвалась Мнимая и сразу пропала, оставив альфу разбираться со всеми делами. Бывшая омега к делам управления стремления не имела никакого абсолютно, по одной единственной причине - ей это было ужасно скучно. Так что и здесь Артесион помощи было не от кого ждать.
    Когда самка добралась до центра поляны, к ней подбежала пара разведчиков. Они были засланы на территорию Ветра, чтобы приносили каждую весть. Артесион любила быть в центре событий. Артесион любила быть в курсе происходящего. Так что лишние уши в стане врага точно никому не мешали.
    - Альфа, могу я рассказать о том, что узнал? - парочка выглядела очень странно. Уши одного подергивались от радости. Другой пребывал в унынии, будто точно знал, что просто так не отделается. И это верно. Самка не из тех, кто простит гонца, принесшего плохую весть.
    Отвечать на вопрос она не стала. Лишь остановилась и посмотрела на шпиона. То ли утренняя злоба от встречи с одиночкой не исчезла, то ли волчица внезапно перешла из разряда "нормальный волк" во "взбесившийся волк", но самец занервничал. Артесион дернула ухом и выпрямилась. С ее ростом не было необходимости напоминать кому-то о главенстве, но статус показать хотелось.
    - Я узнал, что Шалого и всю процессию, что шла на переговоры, загнали и убили двуногие..., - так-так-так, это интересно.
    Волчица хотела прыгать и визжать от радости. Наконец-то, лед тронулся и можно начинать захват территории. Пока у Горячего Ветра нет вожака, их защита слаба и они разрознены. Это определенно сыграет ей на руку...
    Но показывать довольство волчица не собиралась. Лишь удовлетворенно улыбнулась и потянулась, врываясь когтями в землю. После легкого расслабления ее взор пал на другого гонца, который еще больше сник. Это самке не понравилось. Она медленно приблизилась к шпиону и чуть надавила на него сверху, смотря в глаза.
    - А ты? Что скажешь? - ее голос лился словно мед в который добавили железной стружки. Чуть скрежетал, хрипел, изливался.
    - С территории стаи..., - гонец опустил голову ниже, чтобы не попасть под клыки. - Сбежала пара волков. Самка была беременна...,- зря, зря он об этом сказал.
    Волчица почувствовала, как ее скинули с облаков блаженства прямо вниз, в кипящую бездну ярости. Утрата потомства, утрата вместилищ для новых духов, в конце-концов, разочарование для Блейна. Если те сукины дети останутся безнаказанными, ее самец в ней разочаруется.
    Раздался дикий визг - волчица в порыве злости вцепилась гонцу в ухо. Волк попытался выбраться из захвата челюстей, но самка связала его ноги тенью. Разведчик рухнул на землю и прижался к ней, стараясь уберечь себя от новой боли. Ему повезло, что в последний момент Сион разжала хватку - остался бы без уха.
    Резко развернувшись, волчица кинулась вперед по поляне. Никто не спросил причину ее нападения, ибо вск знали - тот, кто знал об уходе, попросту парочку упустил.
    Резкой рысью альфа-самка подлетела к черной волчице, что объявилась за несколько минут до этого. Артесион плевать хотела на безумие, ибо даже самый последний дух в этой долине сейчас обязан подчиняться ей.
    - Где ты была, когда от нас сбежало пушечное мясо? - волчица налетела на черную тень и чуть толкнула. - Кто был в дозоре все эти дни? - самка не проявляла агрессию, но хотела знать, почему без ее контроля все у состайников валится из лап.

    +2

    5

    Благоговейный звон утих, и Скривер уже был готов положить голову на лапы, чтобы провалиться в спокойный сон, как вдруг услышал голоса. Вернее, голос был один, но он вел витиеватый диалог с самим собой... дух. Полумертвый сосуд двигался прямо на пепельного. Оный сопроводил хищницу взглядом как настоящий кавалер. Его логика была проста - все, что подвластно духам, трогать не стоит. Все, что подчиняется духам, безопасно для него и его носителя. Этот волн не был компанейским, но пока духи действуют заодно и хотят того же самого, что и он, нужно быть сообща и относиться друг ко другу должным образом. Хель обратилась к размякшему от полудрёмы телу, на что то лишь тихонько промычало в усы.
    Тишина была нарушена, и сон убежал как напуганный кролик. Пепельный плавно поднялся и сократил расстояние с Хель до трёх метров. Тяжёлые лапы остановили движение. Серая шкура уселась на землю, продолжая слушать диалог-монолог состайницы. В его отстраненном взгляде виднелась еле заметная искорка адекватности - это были глаза Скривера.
    - Пустой, - чуть погодя, тихим голосом выдавил из себя волк. Он предпочитал представляться именно кличкой, поскольку Джафар действительно был пустым. Это было даже до появления Скривера. Он вел обыкновенную жизнь, ничем не наполненную, и свой внутренний мир он также предпочитал оставлять в запустении, закрывая на это глаза. Лишь приход духа показал ему истину: свою жизнь он жил напрасно. Отчасти, именно поэтому Фар так легко прогнулся под захватчиком. Он всегда ощущал, что что-то шло не так, и его пугало углубляться в подобные мысли. Легче было заполнять тишину в голове живыми разговорами, шутками... совершенно не думая о прошлом и будущем. Скриверу лишь надо было указать волку на это, столкнуть с ответственностью за самого себя. Презирал ли желтоглазый своего носителя? Неизвестно, ведь они не общались друг с другом так, как это делали Хель и Лиэн.

    Вдруг из ниоткуда показались силуэты трёх волков. Краем уха пепельный зацепился за разговор, и его внимание сразу же переключилось на него, словно он был младенцем. Он забыл о существовании смольной волчицы поблизости и тупо уставился на Артесион с ее свитой. От нее шла аура разрушения, и Джафар, приподняв зад, немного отошел назад. Просто так. Из чувства самосохранения, которое занимало в его пустой душонке почти самую важную роль. Снежная сорвалась на Хель. Оно и ясно, ведь Пустой был всего лишь бродячим. Не в его компетенции было следить за сородичами и контролировать поток выходящей из стаи информации. Его прерогатива - держать на замке свою собственную пасть. Впрочем, ситуация со сбежавшими заставила его еле улыбнуться - это была улыбка Скривера, потому что он считал забавным тот факт, что в стае вообще есть волки, не подчиняющиеся воле духов или не мыслящие в том же русле, что и стая бестелесных. Как можно было допустить инакомыслие? Его удивлял этот факт, и в то же время пробуждал злость. Он не любил предательства, ведь он умер именно из-за него, и посему, чуть склонив голову в присутствии Сион, он навострил уши и стал тщательно вслушиваться в разговор двух самок.

    +2

    6

    Голос, практически рядом, резкий поворот головы на источник шума. Лиэн ликовала, тот, кого она позвала подошел! Сам вот взял и подошел. Альфа в прошлом сейчас буквально купалась в лучах величия, но не так долго. На поляне появились три фигуры, одной из них была Сион.
    -Прости, сладкий, но сейчас будет жарко, с тобой чуть позже продолжим... - упоительно-соблазнительным голоском прошептала самка, приближаясь к уху самца и клацнув на последних словах зубами уставилась на происходящее. Шпионы что-то там вопили, альфа разносила, ничего необычного.
    -Нууу жее... - поторапливая действо протянула Ли и повернула голову на бок, да так, что могло показаться, что еще чуть-чуть и шея у Хель сломается. Демон во плоти. Вид ужасал, но ничего агрессивного в ней не было.
    -Смотри, Хелла, она сейчас им кишки выпустит НА-РУ-ЖУ! Я ЕЕ ФАНАТКА! ДА, ДЕТКА! - переминаясь с одной стороны на другую прикрикивала Нифль. Она прекрасно понимала, что контролирует духа, но так как Ли еще ничего плохого не сказала о ком-либо, то и смысла забирать у нее такую функцию, как разговор не было.
    Вот все получили. Белая фигура направилась прямиком к черной. Они стояли рядом, Хелла по своему обыкновению смотрела в глаза Артесион. Они были знакомы с самого детства, вернее с того момента, как попали в стаю. Так что каким бы странным не казался диалог он не был с негативным подтекстом, тут имело место быть непонимание или забывчивость вопрошающей.
    -Контролер изволила пролить кровь в честь своей БОГИНИ! - на последнем выкрикнутом слове она склонилась в реверансе. Обычная манера общения Хель, а точнее и Хель и Лиэн. Милашки, не правда ли?
    -ИЯ! Контролировала процесс, пока мы с сестренкой разбирались с патрулем! Истинно так, нооо, она была слепа? Прикажете выколоть дорожайшей глаза? - фырча, будто получая истинный кайф говорила самка. Левым глазом она подмигнула альфе, давая понять, что все, что она попросит будет исполнено "от" и "до". Шпионы к тому моменту скрылись куда-то в кусты, как и Пустой, решившись не лезть в разборки.

    Отредактировано Хель (2017-03-30 16:15:20)

    +3

    7

    Быть, а не казаться, порченным существом и при этом всегда стараться скрывать свою шкуру в тени. Будто в какой-то момент она примет тебя. Будто шерсть водной гладью стечет по телу в траву и останется там навсегда.
    Открой глаза цвета зрелых ягод шиповника. Посмотри, как мечутся волки. Альфа буквально рвет все на куски и прет из стороны в сторону подобно злобному медведю.
    Твой покой потревожили. Тебя мало кто замечал, о твоем существовании в стае, наверняка, даже и не знали. Поднимаешь грузное тело с места и поступью ласточки медленно приближаешься к двум волкам. Оба они темные, забавные. Садишься чуть поодаль от них. Волчица ведет себя очень странно; не уж-то дух так сильно давит на ее рассудок? А есть ли он у тебя, а, Хас?
    Ты пока не до конца понимаешь, о чем идет речь. Вокруг мелькает столько имен и столько "ты", что порой даже Я путаюсь, кто из нас кто. Хочешь расскажу очередную историю из своего прошлого? Я чувствую, как ты хочешь закатить глаза, но тебе  придется выслушать меня, ведь от моего сладкоголосого пения песен и стихов тебе не скрыться.
    ... Богини!— Слышишь ты восклицание и я, сказать честно, в восторге от этой самки. А ты? 
    Ты качаешь головой, не то от абсурда происходящего, не то от слов Молоха - духа в твоей голове. Самый настоящий пир во время чумы! Стая безумцев! Ты нисколько не удивишься, если этим мешкам с недо-духами сейчас пасти порвут, а их глазницы опустошаться, будто вороны выклевали очи с немыслимым энтузиазмом и аккуратностью.
    А тут ведь даже птицы не поют, на столько ты и твои состайники омерзительны. И кто-то еще хочет водить с вами дружбу? Вы на столько противны этому свету, на сколько это возможно. И ты дергаешь ушами в сторону бесноватой каждый раз, когда ее язык в разинутой пасти извивается за рядом зубов. Она - прекрасна, она тебе нравится. Ты не любишь шум, но эта шумная особа была тебе интересна. Пожалуй, даже больше, чем альфа. О ней разговор вообще другой.
    Ты смотришь на нее как-то вычурно, но в то же время, ловишь себя на мысли, что взгляд отводишь с трудом. Ее сила, ее воля. Это заставляло тебя страдать так же часто, как ты слышишь мой голос. Я обещаю тебе, дорогая Хасхерид, что однажды мы погубим их всех.
    Пустой... Пустой. Пустой, Пустой, ПУСТОЙ! Хватит, ты крутишь эту кличку на повторе, мне становится омерзительно. Я хочу, чтобы ты стерла эту грязную ухмылку со своей морды. И твои уголки губ тут же плывут вниз. Здесь все были больны. И ты не исключение. Именно осознание вашей "неугодности" иным, вы стали теми, кого боятся. Тебе нравилось. Ты чувствуешь себя уверенно, когда пред тобой дрожат, пусть только и зайцы. Начинать нужно всегда с малого.
    Очи твои раскрываются чуть шире, и взгляд уже не кажется таким пустым, когда тебе кажется, что тебя заметили и вот-вот, возможно, обратятся по имени...

    Отредактировано Хасхерид (2017-03-30 16:53:33)

    +4

    8

    --- Лес Порченных
    Ия не хотела появляться на главной поляне. В  оплоте их стаи всегда крутилось много народа, что не способствовало отдыху. А именно он был сейчас волчице так необходим.
    С медведем Ия справилась. Вернее, ей удалось его раззадорить и увести прочь от лагеря. Но проблема была в том, что лесной хозяин был очень зол и проявлял чудеса выносливости. От него было не так просто унести лапы. Не раз и не два волчица чуть было не попала под когти гиганта, и только скорость выручала Сохатую.
    Койот был полным разочарованием. Волк так и не смог выйти из оцепенения, когда медведь внезапно оказался перед его носом. И такой реакции от него Ия не ожидала. Да, он мог струсить, броситься наутек, мог принять бой на себя. Но не столбом же стоять, глядя на медведя, как на чудо природы!
    Разумный сегодня вдоволь отведал эмоционального супа. Ярость на приправе из адреналина не только придавала сил самой Сохатой, но и подкармливала ее духа, любившего подобные передряги.
    Койот остался где-то позади. Невелика потеря. Ия доложит альфе о том, что новобранец абсолютно не пригоден. И если порченный явиться в лагерь, пусть уж Астерион решает, что с ним делать.
    Но мечтам о тихом местечке для отдыха не суждено было сбыться. Ия наткнулась на группу разведчиков, отправлявшихся в рейд как раз в ту сторону, где Сохатая наткнулась на медведя. Волчица задержала их не надолго, кратко пересказав случившееся. В свою очередь разведчики сообщили, что кто-то из их братии недавно вернулся с земель Горячего Ветра со срочными новостями. Что именно стало известно Порченным? Это можно узнать только отправившись на главную поляну.
    А там действительно было много народу. На осунувшуюся Ию никто не обращал внимание. А вот она цепко ловила каждое слово. Вот промчался разведчик с кровоточащим ухом. Кажется, новости не такие уж и добрые. Мелькнула мысль, что отец никогда бы не обошелся так с подчиненным. Особенно разведчиком. Хорошего шпиона трудно найти, и нечего трепать их за плохие донесения – ведь не они сами их придумали.
    Но у Порченных все было не так. Многие волки, особенно под вечер, становились и вовсе бесноватее некуда. Безумцы, ведущие диалоги сами с собой. Глаза навыкате, слюна до земли и оскаленные зубы. Не диво, что всем этим безумием заправляют не менее безумные волки.
    А вот и Астерион скалит зубы на Хель. Услыхав свое имя, Ия навострила уши. Стоило ей только появиться, а она уже виновата. И черная самка уже горит рвением с ней расправиться. Был бы хоть какой-то в этом смысл? Хотя о чем это она? Смысл у Порченных? Заведенная Астерион сейчас даже не вспомнит, что сама велела Ие заняться проверкой новичка Койота. Мол, найду, кому временно твои обязанности передать. Нашла, видимо.
    Сохатая почувствовала легкое раздражение. С уходом вожака в стае все стало слишком суматошно. Альфа мечется из угла в угол, а толком ничего наладить не может. Хватается за все и сразу. Не удивительно, что тут твориться такой бардак.
    Разумный находил все происходящее довольно занимательным. Похоже, он уже предвкушал разборку, поименовав альфу медведем-шатуном и подожженным хребтом.
    Вздохнув, Ия направилась к альфе и ее группе поддержки.
    -И в чем я провинилась? – голос Сохатой звучал абсолютно спокойно. Она обвела взглядом всех собравшихся, задержавшись на Астерион. Вид у Ии был уставшим, но вовсе не озабоченным. Что было странно, учитывая истеричные вопли обвинения и накрученную альфу под боком. – Сегодня мне было приказано немедленно отправляться с новопринятым на ознакомление с землями стаи. Он что, успел покусился на честь Хель?

    +2

    9

    Ваша очередь

    Артесион-Хель-Ия-Пустой-Хасхерид
    Альфа должна отправить Ию, Пустого и Хасхерид на территорию стаи Чернолесья за беженцами. Локация Ельник
    Хель, узнав о нападении людей идет к ягодным болотам, но что-то её задерживает у Родника целителей

    0

    10

    Самка брезгливо фыркнула, когда черная начала вести себя бесконечно раболепно. Детство кончилось, но она до сих пор помнила насмешки состайников, до сих пор внутри переживала время своего упадка. Ее только раздражали все они - те, кого когда-то она до зубовного скрежета ненавидела.
    Но показывать этого волчица не собиралась. Она подобралась и выпрямилась, чуть щерясь. Шерсть на ее загривке чуть подрагивала от беспокойства: за себя, за Блейна, за стаю. Она действительно боялась сделать что-то не так.
    - Ия было поручено другое, то, что касается проверки новичка, - безумием волчица не страдала, а отсутствием памяти тем более. Предложение черной не имело смысла, поскольку только последний альфа будет стравливать контролеров между собой. Ее челюсть дрожала от напряжения, волчица усиленно размышляла, что предстоит сделать, и как это лучше обставить. - Так что найди др-ругого виновника в пр-роизошедшем, - она невольно рычала всякий раз, когда черная заглядывала ей в глаза.
    Почти вся стая собралась на поляне, пока происходило выяснение ситуации. Волчица вытянулась на лапах. И без того высокая, теперь она возвышалась над всеми. Ее глаза немного заволакивала темнота, и это не удивительно - время Мнимой наступает ближе к закату. Некоторые волки судорожно жались к деревьям, но уходить не смели. Духа это забавляло. Дух наслаждалась этим. Власть - не единственная, но самая главная часть ее жизни, и просто так бывшая омега ее не отдаст. Тут из-за спин состайников появилась вышеупомянутая самка. Сион уважает ее, но никогда в этом не признается.
    - Я помню о твоем задании, Ия, - ответила она осторожно. Ярость волчицы альфа вызывать не хотела, и не только по известным причинам. Контролеры были залогом спокойствия в стае, ведь их уважали наравне с вожаками. И подрывать их авторитет значило бы подрывать авторитет всей верхушки. - Позже доложишь, чем закончилась проверка. А сейчас..., - волчица замолчала и задумалась, как лучше обставить дело.
    Ее взгляд метнулся по поляне. Волки сгруппировались вокруг нее и Хель, а после и Ия присоединилась. Альфа выдернула несколько волков, которые подходили на роль преследователей. Чем карается уход из стаи? Смертью. Чем карается непослушание? Расплатой. Так она живет всю свою жизнь, и сейчас не намерена отступать от своих правил.
    - Сейчас ты отправишься в погоню, - уже спокойно, но с внутренней яростью в голосе обратилась вновь Сион к контролеру. Она не хотела использовать козыри, но ее состояние полностью отражалось в ее облике. Сила, которая исходила от волчицы, заставляла состайников поджимать уши и отводить глаза. - Возьмешь с собой Пустого и Хаскерид, - выше упомянутые были замечены ею давно, и сейчас самка не сомневалась, что задание будет выполнено. - Самца убить, в назидание, - она осмотрела волков и вновь перевела взгляд на Ию, - и бросить на землю Горячего ветра. Его пару вернуть и посадить в яму, - больше альфа задерживаться здесь не собиралась. Накопившееся раздражение уходило волнами в землю, а Мнимая подпитывала ее изнутри. Сейчас она пойдет на охоту.
    - Я надеюсь, проблем не возникнет, - бросила она, проходя по коридору, который образовали отступившие волки. - Все последствия, кроме тех, о которых вы не могли подозревать, будут лежать на твоей холке, контролер, - сейчас приказ был приказом, и только Духи знают, что будет, если его не выполнят.
    Альфа в полном молчании, с высоко поднятой головой вошла в свою пещеру. Разговор был окончен.

    --> Пещера Меченого.

    +2

    11

    Существует достаточно света для тех, кто хочет видеть, и достаточно мрака, для тех, кто не хочет.
    -Блез Паскаль

    История началась еще задолго до рождения Хель. Лиэн была самой известной из вожаков стаи Горячего Ветра. Эта тварь, не побоюсь такого слова, убила собственного мужа, чтобы захватить власть и удержать всю стаю. У нее вышло, умерла она естественной смертью, но достаточно рано, лет в 9, примерно. Ли получила второй шанс, наткнувшись на сильную и непокорную другим малютку-Хель, которую сейчас считает чуть ли не собственной дочерью, которую опекала и воспитывала все это время, не давая умереть, впасть в уныние или что-либо еще.
    Вернемся на поляну. Предисловию конец, пока что конец, но это не означает, что история такая короткая.
    -Я не считаю, что тут кто-то виноват. Разве только то, что мало страха в сердцах подчиненных, мало уважения... - хищно прошипела самка, извиваясь, подобно змее и смотря в глаза альфе своими кровавыми глазами, облизывая сухие губы и пританцовывая. Хелла вела себя чуть мягче, нежели Ли, но все же они были единым целым, действовали сообща и никогда не ругались между друг другом, иногда чего-то не могли понять, но все же казались единой личностью, пусть и с полнейшим отсутствием головы. Тем страшнее должно было быть предателям.
    -Она спросила тебя, а отправила Ию. Пф, эта нам в подметки не годится! ТОЧНО ГОВОРЮ! - последние слова Лиэн чуть ли не выкрикнула, но Хель вовремя оборвала ее контроль над своим языком. Подобные речи не влияли абсолютно никак на отношение к ней другого контролера, но все же. Почему-то не хотелось ее задевать, хотя было и плевать.
    Альфа договорила, волки расступились, будто перед ними шла Богиня, о которой Нифль кричала ранее и пропустив ее сомкнули свои ряды. Хель была вольна, приказов не было, она уже подумывала найти блудную сестру, расспросить ее о том, как прошла разведка и есть ли вести от другой стаи, как с раздался громкий голос самца совсем рядом. Бедняга обращался к ней.
    -Ваше высокопреосвященство! До нас дошли слухи...Люди появились неподалеку, что прикажете делать? - самец закашлялся.
    Она не помнила его имени, но это было неважно. Люди - враги. Похуже, чем волки. Они достойны самой кровавой из смертей. Иии... На сцену выходит Лиэн, прекрасная из прекраснейших!
    -ДАААА? Неужто мы РАЗВЛЕКАТЬСЯ идем?! Слышишь, Нифль? Наконец-то! - она уже сорвалась с места и пробежала мимо шокированных соплеменников, как резко остановилась и оскалившись вернулась назад.
    -Эм...Ты....как там тебя? Впрочем, не суть, увидишь Катарину, скажи, что ее искала Я. - небольшая пауза, дергает ушами, но не уходит, ибо совсем забыла спросить куда. Взгляд мечется, безумная улыбка становится все шире, а внутри танцуют демоны в бурном танго.
    -Да, сие непременно, госпожа. - кланяется он в реверансе, но тоже не сдвигается с места, ибо понимает, что если хоть чем-то обидит ее, то не миновать беды. Может и с жизнью расстанется, там уж как пойдет.
    -Ягодные болота, светлейшая. Людей видели там. - не поднимая взора протягивает самец, делая пару шагов назад, показывая, что все исполнит и доклад свой окончил.
    -Молодец! Я верила в то, что ты умеешь-таки говорить, а не просто метаться по землям стаи и топтать НАШУ СВЯЩЕННУЮ ЗЕМЛЮ! - кивает и уходит, не оборачиваясь, но достаточно эффектно. Может картину портит только один небольшой нюанс, а именно то, что у нее круп испачкан в траве и крови.

    --------Родник Целителей

    Отредактировано Хель (2017-04-08 19:12:39)

    +3

    12

    Ия проводила взглядом  Астерион, а потом умчавшуюся прочь Хель. Обе волчицы унесли с собою и ту напряженность, что властвовала на Главной поляне. Окружающие волки поневоле прислушивались к разговору Альфы и контролера. А теперь, когда представление было закончено, стали разбредаться по своим делам.
    Потому как от Ии пламенного выступления никто никогда не ждал.
    Волчица почувствовала легкое сожаление. Энергия Хель, ее безумно-кровавое отношения к жизни. Черную волчицу словно штормило, кидая из крайности в крайность. Конечно, свою лепту вносил и дух. Он был подстать своему носителя. Такой же пламенный.
    Разумный проглотил иглу сожаления в считанные мгновения, и Сохатая вновь погрузилась в равнодушно-уставшее состояние, в котором пребывала до этого.
    Она перевела взгляд на вверенных в ее попечение волков. Двое бродячих. Право, не лучший выбор. Эти волки, по сути, были не годны ни как воины, ни как охотники. Единственной ценностью этого ранга считалось умение складно говорить и дурить головы чужакам. А этот вовсе не то качество, что потребуется в охоте на дезертиров.
    Ия подумывала – а не позвать ли ей с собою кого-нибудь более толкового. Ей вовсе не хотелось играть роль загонщика и вояки одновременно, еще при этом присматривая за волчьей кровью, которые, порою, могут вырваться из-под контроля духов.
    Билет в стаю – твоя порченная кровь. Как удобно, не правда ли? Не требуется особых талантов – просто дух, царящий в твоей голове.
    И все-таки Сохатая решила – не стоит. Альфа сейчас и так на взводе. Не нужно тормошить ее еще больше – может сорваться окончательно. И что тогда будет со стаей, лишенной головы? Особенно сейчас, с Горячим Ветром под боком.
    Контролер окинула оценивающим взглядом бродячих. Длиннолапый темношкурый  Пустой. Тут проблем быть не должно – его контролирует дух. Разве что бесплотный что-нибудь учудит. Хасхерид… Темная личность. Предпочитает помалкивать, но когда дело доходит до драки у других за спиной не отсиживается. Да, на нее, пожалуй, можно сделать ставку.
    -Подымаемся и идем за беглецами. Без моей команды ничего не предпринимать, агрессии не проявлять.
    И Ия направилась прочь. Теперь требовалось разузнать, куда могла подеваться парочка.
    -Эй, Эйви, - окликнула она рыжую волчицу. Та вертелась на поляне в охоте на новости. Глаза волчицы жадно поблескивали – похоже, она получила, что хотела. И была не прочь поделиться своими соображениями. – Это ведь твоя подруга в бега подалась?
    -Она, она, сущеглупая! – с готовностью откликнулась Эйви. - Эти двое несколько дней ходили мрачнее тучи, всех сторонились. Я думала, логово обустраивали. Ей-то рожать совсем скоро. А они такое учудили!
    Далее последовал словесный ливень из догадок, зачем они это сделали, а так же подробнейшая характеристика этой парочки. Ия терпеливо слушала, пока не зацепилась за одну немаловажную деталь.
    Один из парочки был родом из Чернолесья.
    Это хорошо, очень хорошо. Если бы они подались в бега одиночками, поиски могли затянуться надолго. Но волки частенько поддерживают свои родственные связи. И если есть возможность вернуться в родное логово – они возвращаются. Особенно, когда самка вскоре должна принести приплод.
    Они уязвимы сейчас, очень уязвимы. А Чернолесье достаточно лояльно к порченным. Если их там не примут, то хотя бы позволят оставить детенышей. Волчата ведь везде на вес оленины. Будущие воины. Тем более, малыши могут родиться не порченными.
    Значит, Чернолесье.
    Сохатая повела свой маленький отряд на чужую территорию.
    ---- Ельник

    Отредактировано Ия (2017-04-09 10:41:40)

    +2

    13

    Театр. Хель ассоциировалась именно с театром. Эту прочную связь нарушал лишь один факт - кукловод оставался в тени, лишь ниточки от Хель и Лиэн уходили куда-то ввысь, во тьму. Скриверу эта взбалмошная самка казалась интересной, он не спешил с ней ругаться - как, впрочем, и ни с кем другим из порченных, - а потому на двусмысленные выпады он предпочитал отмалчиваться. Сохранить за собой таинственную тишину он решил и в этот раз. Бывало, ослабь Скрив узду, и его носитель выдаст что-нибудь совершенно неуместное, но оный, благо, не привык к конфликтам в своей прошлой жизни и до сих пор не знал, что делать в моменты, когда чья-то разинутая пасть возвышалась над чужими шеями. Сион была опасна в своем гневе... Впрочем, она была опасна всегда, а в ярости - и подавно. Пепельный молчал, окидывая пустым взглядом то тех, то других.
    Постепенно собирался народ. К живому театру двух одаренных актрис, казавшихся настоящими сестрами в своем унисонном безумии, подходили как хорошо знакомые, так и редко выходящие в свет. Меж деревьев грациозно проскользнул силуэт Хасхерид. Загадочная барышня не спешила встясть в разговор с лишними вестями и держалась особняком, как, в общем-то, и сам Пустой. Потому-то его взгляд надолго застрял именно на ней. Безупречные волнистые завитки на груди цвета ясного безоблачного ночного неба, прикрытая аккуратная пасть, скрывающая кое-что поопаснее и серьезнее бабьих споров. Таинственная угроза, ровно стоящая позади всех и смотрящая на всех глазами цвета свежей крови. Сложно сказать, чью именно грудь она заставляла стать меньше в четыре раза - так, что беспокойному сердцу становилось в ней тесно. Сложно определиться, ведь сердце Скривера уже давно не билось, а кости его гнили в земле, и из плоти его росли цветы... или колючие сорняки. Пустой же был в состоянии действовать исключительно инстинктивно, а посему он совершенно точно не мог по праву оценить это будоражащее великолепие.
    - Позже доложишь, чем закончилась проверка. После появления Сохатой все резко поменялось. Хель посмела солгать Сион в глаза, и та пустила всё на самотёк. Хватка её ослабла, и живая театральная постановка осталась безнаказанной. Опасность волнами по земле расходилась от белоснежной альфы, но она не смела даже сорваться на Хель. Она стояла на своем месте, наводя испуг на округу. На Пустого, между тем, эта аура тоже действовала, и он был одним из тех, кто "жался" в ее присутствии, не горя желанием попасться под разъяренную лапу. Обычно Скривер предпочитал не критиковать ее действия, потому что прежде он в ней никогда не сомневался, однако в этот раз волчиха произвела на него совсем иное впечатление.
    - Ххы, - себе в усы усмехнулся он. Глаза были исполнены опаски, а на устах его заиграла еле заметная насмешливая улыбка, - если нет виноватых, найди их. Неужто она действительно просто так спустит эту историю? Виновные должны быть наказаны. Вопреки всем ожиданиям Сохатая сбила с альфы безумную спесь, и та отдала вполне стоящий приказ, который, по мнению Скривера, должен был произноситься над раненым телом дерзкой Хель. Может, не она совершила промашку. Может, она стала бы лишь жертвой обстоятельств, но найти и наказать того, кто не уследил за целой парой волков, и тем более беспомощной беременной самкой, было необходимо хотя бы в назидание остальным. Однако Пустой не был ни советником, ни тем более альфой стаи. Он даже не собирался метить на эти должности, предпочитая власти роль стороннего наблюдателя. Лишь верность своей мести и практически полная немота Пустого - а за этим следовало и беспрекословное подчинение воле Скривера - делали его бродячим. Пепельный был настолько далёк от игры в театр, что, казалось, этот волк здоровее и всех, потому что он фактически одинок. Одинок в чужом теле, но это, пожалуй, мелочи.
    Оставшуюся часть импровизированного собрания волк промолчал, тупо глядя то на одних, то на других. Всё сосредоточение ушло на поиск подробностей о том, где стоило бы искать дезертиров, но зацепиться было не за что. Когда командующей отрядом была назначена контролёрша, самец шумно выдохнул. Сложно сказать, с облегчением ли или тоской, но самкам подчиняться он не любил. Скривер жил как защитник и умер защитником, и никакая бабья морда не смела встать стеной перед ним. Но времена сменились. Сейчас ему приходилось делать многое из того, чего он не никогда позволял себе доселе. Бродячий тихонько встал и направился вослед Сохатой, перед тем бросив еще один взгляд на фигуру Хас вдалеке. Низко склонив голову, он удалился за контролёром, не придавая значение ни менявшимся видам, ни даже Эйви, повстречавшейся на пути. Он только безуспешно пытался поймать заветные запахи беглецов, предполагая, что они могли проходить тем же путём, каким за ними в погоню выдвинулась смертельная рать.

    —> Ельник

    Отредактировано Пустой (2017-04-11 00:16:27)

    +1

    14

    Пляшут, пляшут на кострище горящих костей наши герои! Им это нравится до тех пор, пока языки пламени не начинают обжигать. Одна плохая новость за другой льются с пастей как язва. А знаешь кто еще был язвой? Тебе не нравилась альфа, согласись. Ты таишь на нее злобу с тех самых недавних пор, как тебе посчастливилось притащить свою шкуру в эту стаю. Что тебе мешало остаться одиночкой, Хас? Не уж то твоя гордость уже ничего не значит? Ты в который раз склоняешь голову пред кем-то? Впервые, верно.
    Со стороны ты выглядишь непоколебимой статуей из угля смолы. Лишь твои глаза щурятся едва заметно. Нижние веки дрогнули от ненависти. Нравится мой голос? Ты слышишь меня, Хас? Разгрызи ей глотку! Давай же, сейчас!

    Я не считаю, что тут кто-то виноват. Разве только то, что мало страха в сердцах подчиненных, мало уважения... 

    Да что она несет?! Ты видела страх в ее глазах? Ни капли. Ты знаешь, как выглядит страх. Ни то смирение, ни то скрытая ненависть к альфа-самке. Ты не успеваешь улавливать ее взгляд своим - не менее цепким и зорким.   
    Однако в твоих глазах уж очень сложно прочесть ту же ненависть. Ты была актрисой, но не из того театра, что Хель. Тебя эта самка завораживала, а ее дух вызывал уважение просто потому, что ты видела, как порой у Хель мечется и заплетается язык лишь бы чего не ляпнуть лишнего голосом духа. Или ты ошибаешься? Ты не до конца прочувствовала всех существ в этой стае. Что касается волка впереди – ты помнишь его. Ты отлично его помнишь. Я хоть и стараюсь стереть твои воспоминания, но часто нахожу отговорки для самого себя.

    Подымаемся и идем за беглецами. Без моей команды ничего не предпринимать, агрессии не проявлять.

    Ты бросаешь взгляд в сторону волчицы, не поворачивая головы. Это будто приказ для твоего тела дать ходу вперед. Ты отлично знаешь куда идти и медлить не собираешься. Несмотря на то, что твое тело пока еще не перешло на резвый галоп, ты размеренной походкой обходишь самца, будто нарочно стараясь пихнуть его несильно в плечо. А вот Артесион ты обошла по боку на большом расстоянии. Ты не намерена ждать кого-то, как и не намерена без приказа не проявлять агрессию. Уж мы-то с тобой знаем кто кого разнесет! Верно, Хас?
    Хорошо-хорошо, я закрою рот. Я чувствую боль в твоей голове и, кажется, ты откажешься сейчас от всей миссии. Но ведь потом поплатишься за это головою, не так ли? Альфа хоть и казалась тебе показушницей своей власти и силы, а попадать в чьи-то клыки тебе не особо хотелось. А я хочу зрелища! Хас, давай отыщем их скорее и разорвем этого беглеца? Вдавим ребра в грудь, сровняем лапы его с землей, а глаза станут подушечками для парных клыков!
    Что это? Ты улыбаешься? Проходя мимо невысокой, но ветвистой ели, ты поднимаешь подбородок, вытягивая шею, и будто поддаешься под ласкающую руку хвои. Неострые иголки ее проходят по лбу, между остроконечных ушей и по затылку. Взгляд в какой-то момент становится затуманенным, кажется, ты не слышала не только меня, но и свой собственный голос. В какой-то момент ты погрузилась в тишину, оставив рявканье и гарканье волков на поляне за спиной.
    Здесь умолкли птицы, и даже ветра не воют о безумцах в волчьих шкурах. Нравится, молодая? Дождись милого твоей душе волка, да поравняйся с ним в шаге, но разговаривать не смей! Пускай он сам выудит из тебя слова. Ты была подобна сфинксу. Красива, на ласку податлива, но разговаривала минимум словесно. Все глаза да глаза. Умеет ли кто-то из твоего окружения разговаривать глазами? А еще лучше – ими же молчать в нужный момент? Я бы позавидовал. Мои глаза выклевали мерзкие стервятники.
    Когда ты сровнялась с волком, меж вами пронеслись несколько темных птиц. Не то грачи, не то вороны. Вороны? Банально. Пускай это будут грачи или еще какие лесные пернатые обитатели.  В любом случае, природа будто не хочет, чтобы к тебе кто-то приближался. Ты подаешься в левый бок и немного меняешь свое направление, но это лишь обход нежелательных препятствий по возвышенности. Ты слегка приподнимаешь подбородок и смотришь на волка по имени… Джафар? Помнишь его? Но ты не останавливаешь, глаз не спуская с глиношкурого.
    ----> Ельник

    Отредактировано Хасхерид (2017-04-11 11:13:44)

    +3

    15

    ----> Водопад желаний
    - Если я говорю, значит уверена. Я не бросаю слов на ветер- ответила Эск уже в пути. Путь им предстоял не близкий, а потому нужно было запастись терпением и рассчитать свои силы. Ночь была в самом разгаре, луна еще была не полной, но уже достаточно круглой и яркой, чтобы освещать дорогу трем волкам. Амбал держался по левую сторону от Эск, внимательно все осматривал и принюхивался. Он знал, что должен защищать лидера ценою собственной жизни, а потому не хотел допустить удобного случая кому-нибудь эту самую жизнь отдать. Белая же была уверена в своем защитнике, чего, к слову, не скажешь о черном. Он все же был чужаком и в голове его сидел дух. Конечно, пока Колль никоим образом себя не компрометировал и дух его был спокоен. Но, что можно ожидать от порченного, кроме... Кроме абсолютно всего! Морда и уголки глаз все еще ныли. Несмотря на то, что Шалфей тщательно обработала её раны после недавней встречи со Сколлом, рана душевная все еще была настолько сильна, что закрыться от супруга, но довериться порченному одиночке было бы искренней глупостью.
    Весь путь самка молчала, думая, что же ответить черному на его вопрос. В её голове было слишком много всего и думать сейчас о новом члене стаи было накладно.
    - Отложим этот вопрос. После встречи с Артесион и Блейном, мы вернемся в лагерь и тогда обсудим твое принятие. А пока...- она резко обернулась на волка, смотря ему в глаза,- Знай, что я слежу за тобой.
    Эск выдохнула, отвернулась и продолжила свой путь. Её мысли то и дело возвращались к жалению себя. Она думала о том, что ей тяжело и она ужасно устала, однако... Было все же ощущение, что она на своем месте. Отец рассказывал ей историю о том, как его деда когда-то свергла собственная сестра, ужасно подставив. Дурная самка сама хотела прийти к власти, но тогда волки Чернолесья этого не допустили и к власти пришел предок Сколла. И вот, спустя всего пару поколений власть вновь вернулась к потомку великих лидеров Чернолесья.
    - Как бишь его звали... Прадеда моего, выходит... Уж и не вспомню. Да это, наверное и не важно,- наконец, волчица почувствовала стойкий запах чужой стаи. Они были уже глубоко на территории Порченных. Благо, патруль им удалось пройти, хотя они особо и не скрывались.
    - Вы, оба, держитесь чуть позади меня. Хано,- обратилась она к амбалу,- Смотри в оба, не делай резких движений. Ни на кого не нападай без приказа. Колль, твоя задача будет понять, та ли эта волчица, с которой ты встречался недалеко от водопада и подать мне какой-то знак. Всем быть спокойными, говорить буду я.
    Вскоре лапы волков вступили на обширную поляну и их окружили присутствующие здесь волки. В их глазах горел огонь безумия, но никто не нападал, так как запах Чернолесья им был не чужд.
    - Блейн, Артесион! Я, лидер стаи Чернолесья, Эскарина, желаю с вами говорить. Прошу уделить мне время,- громко завыла самка, привлекая внимание альф этой стаи и желая показать собравшимся, что пришла с мирными целями на разговор.
    - Фуф... Ну, поехали, дорогая...

    +1

    16

    >>Водопад Желаний>>   
       Дорога была увлекательнейшей, прекрасной и несравненной, наинтереснейшей, даже зевать не хотелось. Совсем, ну, ни капельки! С принятием придётся подождать, и Колль не настаивал. Правда Бакари что-то пытался высказать, хоть какой-то собеседник, который пытался уговорить чёрного одиночку заговорить с его дальней родственницей, сказать ей, что он тут и просит принять этого достопочтенного, как выразился дух, волка. Хотя сам Колль не мог так про себя сказать. Всю дорогу проболтал со своим духом о том, о сём, о всякой фигне, одним словом, и то хлеб. Убедил Бакари, что Коль быстро в том, что сейчас регеншу лучше не трогать, ведь душевные терзания в ней. Лучше просто помолчать и наслаждаться живописнейшей местностью вокруг, которую чёрный волк уже успел избороздить вдоль и поперёк. Может, конечно, пока не знает каждую кочку и каждый кустик, в отличие от местных, но уже и не «салага» на этой земле. А впереди лежали земли Порченных, о которых предстояло узнать не только молодому одиночке, но и духу, который как-то пропустил этот момент, пока искал способ приятно разнообразить жизнь Колля, шагавшего сейчас чуть позади Эск и рядом с Хано, следившим за всем вокруг и за одиночкой в частности. Это не трогало совсем, да и предупреждение Эскарины о том, что надо быть спокойным, так же ни чуть не задевало.
       Две белоснежные шёрстки приближались друг к другу, два лидера, две волчицы, обе не глупые, если даже не сказать наоборот. Обе имеют свой шарм, который на собеседника сейчас не подействует по априори, ведь эта маленькая, или не маленькая, женская хитрость действует только на мужчин и то не всегда. Разговор предстоял им интересный. А Колль узнал её, да, это та самая Артесион, и он еле заметно кивнул головой, дотронувшись до бока своей спутницы, подавая тот самый сигнал, о котором та просила.
       Пока волчицы подходили друг к дружке, у Колля появилось время осмотреться. Они были на небольшой поляне в тёмном и немного жутковатом смешенном лесу. На поляне, являвшейся лагерем, виднелись редкие кустики и деревцы, но основной достопримечательностью была каменная гряда. По кругу были разбросаны логова волков. Ничего особенного. Вокруг находятся заинтересованные порченные, или Порченные? Надо бы до конца понять происходящее. Но пялиться на них не надо, и Колль повернул голову на Артесион. Кивнул головой в знак приветствия и остановился, ожидая наискучайшую после такой прогулки беседу.

    +1

    17

    Пай и его мама

    http://s8.uploads.ru/0TgjB.png
    Dalui Yeonin – Gesture Of Resistance

    Ночь - это время зверей. Таких диких и страшных, каких никто не видывал... потому что не возвращался.
    Эта ночь была одной из голодных псов самого ада. Чуть сумрак коснулся земли своей жадной лапой, стало ясно, что ночь грядёт долгая и полная событий. И лишь одна судьба знает, где первые лучики солнца поутру найдут героев нашей общей сказки. В небе проплыла стайка облачков, таких серых и жалких, бегством спасающихся от кровожадной луны. Маленький волчонок на пороге своего логова мученически вздохнул и покачал головой, как и облака, очевидно, задавшись вопросом: когда всё это закончится, и можно будет вновь вздохнуть спокойно, без опасений, что легкие лопнут от раскалившегося воздуха.
    Маленький, совсем ещё юный, едва оперившийся щенок стоял у порога, не решаясь сделать и шага. Хотя он и был тяжело болен и едва держался на своих тонких лапах, он как отважный полководец был полон решимости добиться своей великой цели, даже подвергнув себя опасности. Устремив взор вперед, он выбрал тропу меж логовами, которая завела бы его в самую глубь земель порченных, и наконец шагнул навстречу жизни вне логова. Огибая каждое логово аккуратно, словно преследуя добычу, он думал о своей матери. Его личная жизненная драма могла бы сравниться с судьбами тех, кто прожил многие годы и уже умудрён немалым опытом. Душераздирающая история заключалась в простых отношениях сына и матери. Дитя и родителя. Как уже повелось у Порченных, пары, принесшие потомство, отдавали своих детей на воспитание в Чернолесье, как только те смогут сами передвигаться и более-менее окрепнут. Все знали, что это делалось во благо нового поколения. Даже самим волчатам с малых лет внушали, что их родители - не более, чем жертвы обстоятельств. Мышление кромешников было наиболее гуманным, но неужели не было другого выхода? Неужели нельзя остаться с мамой и расти в своей настоящей семье? Именно это рвало на куски душу юного Пая так же, как болезнь рвала его тело. Однако, невзирая на боль, волчонок стоически шагал вперед, покачиваясь из стороны в сторону, в любую минуту готовый упасть. Из-за болезни Пая оставили с матерью ещё на какое-то время, и это время таяло так же быстро, как сладкая вата во рту. Очень скоро его должны были передать в новую семью, и это пугало его больше, чем страшные байки про бешеных волков в тёмном лесу. Но ведь, если он сам сбежит из дома, уйдёт вглубь леса и выживет там, то когда мама найдёт его, он докажет, что достаточно сильный, чтобы постоять за себя, что заслуживает оставаться в стае.
    Вдалеке послышались тяжелые шаги старших, голова забилась разнокалиберными мыслями, болезнь запутала их ещё сильнее. Юнец сразу же свернул вбок, чтобы ненароком не наткнуться на приближающуюся процессию, но заметил он гостей слишком поздно. Он ещё не покинул территорию жилищ, а уже чувствовал себя хуже некуда. Он был один, без помощи, всё тело ломило, сердце бешено колотилось и разгоняло адское пламя по всему телу. В больном бреду небрежно наступив на часть сухой ветки, Пай выдал себя с потрохами. Двое незнакомых волков могли без труда определить, откуда шёл звук и найти его самого, потому что волчонок, запаниковав, дёрнулся в сторону и упал прямо на землю. Сил подняться у него уже не было. Болезнь высосала из него всю энергию.
    П

    +2

    18

    Колль, стоя рядом с белоснежной волчицей, неосознанно ожидал инсинуации, то есть, преднамеренное сообщение заведомо ложных показаний со стороны Артесион, на против которой встал небольшой отряд. Волк даже не сразу заметил постанывания волчонка неподалёку от них, с ещё не окрепшими лапками да не сошедшим детским пушком,  шерсти, которая способна защищать тело от мороза, влаги и инфекций. Похоже, малыш приболел и очень серьёзно. Волк обошёл мило беседующих и подошёл к упавшему ребетёнку. Похоже было, что его била лихорадка, а жар разливался по тело, причиняя сильнейшую боль, особенно в области лёгкий.
       «Кто тут вообще лекарь? Они тут вообще умеют лечить!?», - успокаивающим голосом говорил чёрный волк, укладывая поудобней больного и кладя прохладную лапу на лоб малыша. По телу молодого одиночка растеклась боль того, кому требовалась его помощь, и он знал, что делать.
       Подняв голову, Колль огляделся и заметил к нему, к ним, белую волчицу, скорее всего мать юного подопечного пришлого волка.
       «Слушай, твоему детю нужна медицинская помощь, я могу помочь, немного сведущ в этом вопросе. Но для его исцеления мне нужны мёд и речная мята. Думаю, ты быстро их здесь найдёшь. А потом нужен будет…», - Колль втянул воздух и повернул голову в бок, там лежал влажных мох: «То, что нужно!»
       Схватив часть мха, одиночка протёр лицо и живот больного волчонка, перевернув того на спину и массируя брюшную полость, успокаивая наболевшие внутренности малыша: «Как тебя зовут, астронавт?», - тихий, спокойный, но уверенный голос достигал ушей юного Порченного, чьему мужеству можно было позавидовать. В таком возрасте терпеть такую боль. Это надо быть сильным духом волком. Мать должна гордиться своим Паем. А лекарь местный, если он вообще здесь есть…
       «Вот только появись мне на глаза! Я из тебя решето сделаю! Ребёнку, будущему стаи да и всего волчьего царства, не помочь пройти это испытание!... Самого бы на его место!», - сквернословие в адрес кого-то там в голове Колля ни как не проявлялась ни в движениях, ни в голосе, ни в выражение морды. Только спокойствие и чувство заботы о этом милом создании, что лежит тут, в прохладных лапках чёрного одиночки.
       Все переживания по поводу места в стае отступили далеко на задний план, уступив место твёрдым и, вместе с тем, мягким движениям лапы с влажным мхом в ней по груди младенца, чья жизнь была сейчас важнее всего. «Счастье всех волков мира не стоит слёз и боли одного волчонка». Конечно, не стоит. И сейчас, ожидая нужных медикоментов, Колль улучшал состояние малыша прикосновениями ко лбу и массажу необходимых точек тела.
       Ожидание затягивалось, да где же этот горе лекарь? А? Ему надо дать все «указивки» по поводу лечения и восстановления Пая, а то опять что-нибудь придумает или вообще ничего делать не будет, что, конечно, лучше, хотя бы не навредит. А пока, надо нормализовать дыхание и прочистить бронхи. А потом заживить растрескавшееся горлышко. Поместить в тельце юного героя и будущего бойца в тепло, но при этом три раза в день протирать живот и лицо влажным мхом, но без фанатизма, а то можно и застудить, что повлечёт за собой новые неприятности со здоровьем малышки. А этого волк явно не хотел, потому что это его черта характера: если есть возможность помочь, зачем лишать её собрата?
        И Колль тихо запел на ушко юного молодца:
    «Ты - дитя окраин и горячих зон,
    Сын мертвой природы,
    Ты - игрок без правил, сам себе закон,
    Ты - воин свободы.

    Ты был никто, а теперь король
    Выбитых витрин и сгоревших стен.
    Скоро на таймере вспыхнет ноль,
    И взметнется вверх серый пепел и тлен.
    Взрыв и вой сирен!


    Ты уходишь от погонь
    Сквозь кордоны, сквозь огонь,
    Свет в глаза, рычаг в ладонь!

    Но цель твоя - химера!

    Знаки новой эры - Вера и Террор -
    Смесь дьявольской силы
    Ты быстрей пантеры, и как змея хитер:
    Весь мир у края могилы!

    Дёшево стоит чужая боль.
    Ночью героин, утром гексоген,
    Скоро на таймере вспыхнет ноль.
    И покроет все серый пепел и тлен,
    Взрыв и вой сирен!»

       Песня, как будто обладая целебными свойствами, проникала в уши маленького Пая, а Колль всё напевал и напевал, ожидая появления матери малыша. А вот и она! Кивнув в знак благодарности, взял в зубы мяту и соты мёда, начиная перемалывать и стараясь не вдыхать приятные запахи. Ни капли не проглатить, чтобы не потерять целебных свойств смеси! А вот она и готова!
       «Пай, зето нато шушать!», - с трудом проговорил чёрный волк передавая лекарство в маленькую пасть волчонка: «Молодец, астронавт!»
       Колль усмехнулся и подмигнул малышки и посмотрел на его мамушу с улыбкой в глазах. Всё хорошо, теперь он поправится. Погладив Пая по головке, волк рассказал всё, что нужно делать, и вернулся к лидерам стай, там его место, но он не мог не отойти оттуда на время.
       От этих двух белых волчиц зависит будущее, лежащие возле матери и приходящие в чувства. Туда надо идти, может потребуется совет какой или просто присутствие его. И что он за это время пропустил Похоже, ничего серьёзного, а казалось, что ожидание лекарств растянулось до ночи, но впечатление было ошибочным. Но эти иллюзии и характеризуют внутренний мир каждого живого существа в мире, от них идут поступки. Всё зависит от них, от мельчайших деталей восприятия происходящего, как и будущее от таких прелестных созданий, как Пай.

    0

    19

    Артесион нервно передернула плечом, когда медленным шагом входила в свою пещеру. Внутренняя ярость не отпускала ее, хотя внешне белая с рыжим отливом волчица выглядела вполне спокойной. Мнимая медленно, но верно заполняла ее разум, впрочем, так было всегда, когда Блейна не было рядом. И даже их пещера - то место, где волки могли спрятаться от взглядов подчиненных и побыть вдвоем - что хранила воспоминания в виде запаха, клочков шерсти и почти запылившихся следов, сейчас казалась почти чужим местом.
    Управление стаей не входило в список обязанностей волчицы, только отдельной ее частью - охотниками. А потому, когда дух Блейна почти сразу после смены власти вдруг утащил волка куда-то в безызвестные земли, Сион осталась одна, в окружении волков, что ее ненавидели, но боялись. Сила альфы в разборках, несомненно, делала свое дело, но самка чувствовала, как некоторые духи откровенно бунтуют против нее. "Это моя проблема, а не твоя. Твое дело держать волков в узде, а с духами я разберусь сама," громко произнесла Мнимая в ее голове, но Сион от этого легче не стало. Ее власть держалась на банальном страхе более слабых особей и осторожности остальных. Даже сама себе она никогда не признается в том, что хотела бы признания и любви. Этого ей вполне хватало и от Блейна.
    Отдохнуть волчице не дали. Только она улеглась на теплый каменный пол на небольшом выступе скалы, что был прямо над входом, как из огромной неосторожности и неопытности в пещеру прямо ввалился молодой патрульный. На первый взгляд место обитания вожаков пустовало - ни одной особи не было видно для этого юнца. Но волчица находилась выше, и сейчас вновь начала раздраженно сверкать глазами - раны, полученные утром, доставляли ей, как минимум, неудобство, лапы ныли от долгого бега, и она почти не могла соображать из-за попыток Мнимой ненадолго влезть в управление.
    Утробным рычанием волчица выгнала патрульного, приподнялась на лапах и тяжело спрыгнула с выступа, выходя из пещеры и останавливаясь точно на пороге.
    - Кажется, всем было ясно сказано, - вкрадчиво произнесла самка, надвигаясь на практически волчонка, что только недавно получил первое задание. - Эта пещер-ра не проходной двор, а Мое Жилище, - волнение и ярость, подпитываемые духом, вновь заливали ее разум. Самка глубоко вздохнула и прикрыла глаза. Она не хотела устраивать показательных сцен, тем более, что из-за ее сдержанности, один из лучших разведчиков пока что не сможет вернуться к работе.
    - Простите, альфа, но..., - волчица чуть шевельнула ушами и оскалилась, показывая, насколько ей надоели плохие вести. - Но на территорию стаи вошли члены стаи Чернолесья. С ними чужак, - патрульный прижался к земле и старательно отводил взгляд, что еще больше раздражало  взбалмошную самку. По-хорошему, убежать бы в лес на целый день, чтобы просто освободиться от всего-этого гнета. Где же Блейн?
    - Очччень интер-ресно, - протянула самка равнодушно и развернулась, чтобы войти обратно в пещеру. В конце-концов, она имеет право на отдых. Зачем явились Чернолесцы, Сион прекрасно понимала - убийство рядом с водопадом не прошло не замеченным, а чужак... Наверняка этот черный, что настолько возмутил ее сознание. "Не вздумай бросаться, слишком рано," как маленькую предостерегла ее Мнимая, на что волчица возмущенно клацнула зубами, но промолчала. Если ситуация потребует, маленькая безобидная альфа не уйдет с ее земель просто так. - Пускай идут, но ведите их от границы до поляны. Попробуют что-то выкинуть из ряда вон - загрызть охрану, а альфу с чужаком - в яму, - юнец яростно закачал головой, на что Сион лишь усмехнулась и проследовала к своему месту, чтобы хоть чуть-чуть подремать.

    Из легкой полудремы самку выдернул визгливый призыв- голос любой самки, а особенно альфы Чернолесья, для нее визжал, ведь у самой волчицы тембр был низким и хриплым - поэтому альфу так и не покинуло огромное чувство раздражения. Но являться по первому зову она не была обязана, так что медленно приподнялась с земли, отряхнулась, потянулась и медленным шагом отправилась к выходу.
    - Будь я глупее, ты была бы мертва, - меланхолично ответила самка, оказываясь на пороге. Она знала, что вожак ее услышала, и надеялась, что ей удастся ее хотя бы потрепать. Только она могла приказывать волкам на своей земле. - Предупреждаю однажды, и ты попробуешь это понять, белая - это наши с Блейном земли. Так что если хочешь встречи, устраивай ее в заранее обговоренном месте. Иначе..., - волчица медленно приблизилась к самке. Та явно дала ей понять, что предпочтительнее мирный разговор, но альфа кипела от ярости, поэтому чуть растягивала слова.
    Приветствовать остальных альфа не стала, лишь рьяно выпрямилась и внутренней силой отогнала состайников подальше, образовав на поляне некое подобие арены, на которой стояла одна. Ей было нечего бояться, ведь за ее спиной вся ее стая, которая точно не даст альфу в обиду.
    Присутствие на заднем плане черного чужака, который внес сумятицу в жизнь духа, спокойствия так же не прибавляло. Он очень не вовремя вклинился в ее план, и теперь волчица хмуро наблюдала, как одиночка разгуливает по ее поляне и касается своими лапами ее щенков. Взглядом она указала подчиненным наблюдать за действиями волка, а сама обернулась к Эскарине.
    - Чего тебе надо? - чуть заметно прорычала она и спокойно села. Единственным признаком напряжения были чуть подрагивающие от возбуждения лапы.

    0

    20

    Эск не торопилась. Тянувшиеся минуты не казались ей вечностью, а напряжение, что воцарилось на поляне после её воя, ничуть не смущало. Волчица была готова к тому, что порченные будут не в восторге от появления на их территориях чужаков. Ну как сказать "их территориях". Стая Порченных была отщепенцами, коих изгнал когда-то Горячий Ветер, а так же одиночки, что так же были слабы морально перед духом. И этих самых отщепенцев мало кто признавал. Они сгрудились на пустыре, урвав небольшую часть леса на окраине территорий Горячего Ветра. И не прогнал Шалый их оттуда лишь потому, что это было слишком далеко от логова. Плюнул и забыл, как говорится.
    - А они не плохо устроились,- медленно обвела взглядом пещеры и логова. Здесь было неуютно и мрачно, самка передернула плечами, но не от того, что ей жутко, а скорее противно. Многие здешние порченные были измотаны борьбой, что то и дело велась внутри них. И если в Чернолесье у многих были родственники и друзья, способные поддержать, то у этих изгоев не было никого. Они были озлоблены и находились на грани собственного рассудка. Эск прекрасно знала эти взгляды, которые сейчас были обращены на неё со всех сторон. Белая понурила голову.
    Уйдя в свои мысли она даже не заметила, как черный одиночка отделился от неё и Хано и направился куда-то к краю поляны. Когда краем уха она услышала его голос, то было уже поздно. Колль вовсю возился с больным щенком. Лидер хотела было уже кинуться на него с грызней, ведь он ослушался её приказа, но в этот момент собственной персоной появилась Артесион.
    Самки были знакомы заочно и виделись лишь несколько раз, еще при правлении Сколла. Тогда Эск была при нем. При своем сильном, мужественном вожаке и лишь без доли интереса провожала взглядом альфа-самку Порченных. Сейчас же все было иначе. И охровый взгляд, направленный на порченную был совсем иным.
    Сион была недовольна и всем своим видом это показывала. Но невозмутимое спокойствие Эск было сильнее. Будто непробиваемый кирпич себе на морду повесила регент и смотрела на извивающуюся альфу. Ничего не говорила, ни единый мускул не дрогнул и даже уши не прижались.
    - Не падай ниже, чем ты уже есть и не пытайся меня запугать. Это пустое. Я пришла поговорить с альфами. Блейн все еще не изволил вернутся?- последний вопрос был больше похож на утверждение, а потому не требовал ответа и Эск продолжила,- Надеюсь, он почтит нас своим присутствием на Совете Трех.
    Особой надежды в голосе белой не было. Она скорее давала понять, что хорошо бы ему появиться, ведь слушать брызжущую слюной и агрессией Сион никто не станет.
    Наконец, Артесион взяла себя в лапы и села. Не сказать, что на душе отлегло, Эск продолжала пристально следить за ней. Её взгляд не был напористым или грозным. Она знала, что проявлять сейчас агрессию или нападать на белую словесно будет бесполезно. Она не боялась проиграть в схватке один на один. Однако, выпустят ли все эти порченные, окружившие поляну, потом её с двумя сопровождающими отсюда? Не факт... Но все же лидер не жалела, что пришла сейчас, по горячим следам, так сказать.
    - Мне нужны объяснения. Как понимать твое нахождение на границе нашей территории? Если ты вдруг заблудилась, то я тебе напомню, что дальше водопада желаний - моя территория. Не забывай об этом и передай своим подчиненным. У водопада найдены трупы моих патрульных. Если это была шутка, то она не удалась. Следи лучше за своими волками, ведь они не по твоему приказу напали на мой патруль, верно? Иначе бы это означало объявление войны,- волчица продолжала говорить спокойно и размеренно, лишь в конце немного понизив голос до хрипотцы. После событий недельной давности она еще не до конца пришла в себя.

    0

    21

    Артесион умерила свой аппетит, под молчаливым неодобрением Мнимой. Слова белой вызвали где-то глубоко внутри ее огромную злость, как в альфе, так и в ее духе. Мнимая ненавидела эту показушную властность и переоцененную себестоимость верхушек. Ей, бывшей омеге, всю жизнь приходилось мириться с этим, но сейчас она не собирается оставаться в стороне.
    Глаза Сион потемнели настолько быстро, что некоторые состайники, которым приходилось наблюдать за происходящим, вздрогнули и неосознанно отступили под тени деревьев. Голос самки наполнился рычанием, а сама Сион оказалась заперта духом в подсознании. Тени дрогнули, поддаваясь призыву и теперь собрались угрожающей тучей под лапами волчицы.
    - Не забывайся, Эск, - пасть дрогнула, показывая длинные, чуть желтоватые клыки на розовой от утренней охоты морде. - Сейчас внизу находишься ты, - утробное рычание, которое сопровождало разговор, вызывало даже у самой альфы мелкую дрожь возбуждения. Некоторые волки привстали, ожидая начала бойни, но тут Сион вновь захватила контроль, запихивая омегу внутрь головы. Все, что могла испортить, она уже испортила. Но извиняться альфа не собиралась. - Блейн вернется тогда, когда посчитает нужным. До тех пор альфа Порченных будет представлена в моем лице. - голос замораживал. Исключений не было - на данный момент глава Порченных она, и так и будет до того момента, пока ее не убьют. Слишком долго волчица добивалась этого поста.
    От альфы Чернолесья исходила уверенность в собственных силах. Артесион знала, читала во всем ее безразличии и спокойствии, огромную долю презрения к себе и своим волкам. Ее это раздражало - эта "бездушная" считает, что даже если дело дойдет до схватки, она выживет. Пусть и не в схватке с Сион, но ей удастся уйти? Невозможно. Даже если Сион погибнет - что невозможно - Блейн не допустит, чтобы белая жила спокойно. В этом-то Тесс была уверена на все сто.
    - Мне? Объясняться перед тобой? - волчица хрипло расхохоталась и откинулась чуть назад, дергая хвостом. Абсурдность ситуации веселила ее больше издевательства над добычей. - Как ты правильно отметила, я находилась на границе, и даже дальше от нее. Я имею на это права больше, чем ты, находясь здесь со своим амбалом и этим одиночкой, что так кстати подбивает к тебе клинья, - она продолжала смеяться, хрипло, чуть лаяще, закатывая глаза. - И что случилось на водопаде? - она даже не стала рисовать невинность на своей морде. Это было ни к чему, ибо своих волков альфа знала - следов они не оставили, а значит единственное, на что могла надеяться Эск - слова черного. - Вся моя стая была утром на охоте, кроме патрульных, конечно. Мои волки, в отличии от ваших, занимаются делом, а не шатаются по чужим территориям, выведывая тайны. - волчица переступила с лапы на лапу, чтобы унять первобытное желание вцепиться противнице в глотку. - И вместо того, чтобы заявляться сюда с требованиями, на которые у тебя нет прав, лучше бы призадумалась о том, с чего бы одиночке, к тому же порченому, помогать тебе в раскрытии убийства? - волчица встала, показывая, что разговор окончен. Махнув хвостом, она уставилась на своих контролеров, мысленно давая понять, что больше не потерпит присутствия чужаков на своей земле. Пусть она хоть сто раз самка, но неподчинение будет караться по всей строгости законов Блейна.

    0

    22

    ------------Родник целителей

    Она шла достаточно быстро, но в то же время аккуратно, так как голова девочки болталась из стороны в сторону, а держать ее за волосы было не шибко удобно, но удобней, нежели за рваное горло, откуда все еще капала свежая кровь. Она выполнила то, что от нее требовалось. Она убила врага всех волков, отомстила за детенышей, которых люди забирали и избивали до полусмерти, а затем смотрели на то, как бедные щенки ползают и скулят, не добивая их. Война с двуногими тварями доставляла контролеру особое удовольствие и она поступала крайне жестоко со всеми представителями их рода, духи же ей в этом деле активно помогали и именно поэтому не помешали, а подчинились ей в том месте, где кровь обычно не проливают.
    Хелла старалась не думать, ибо если сейчас начнет, то услышит крики Ли у себя в голове, а от нее хотелось отдохнуть.
    - Ты не сбежишь от меня, Хель. Ты меня услышишь, сучье создание! Какого черта перестала отвечать? - не унималась мертвая альфа. Да уж, не хотелось бы с ней пересекаться в тот момент, когда она еще ходила по земле. Злая стервоза.
    - Я и не пыталась. Замолкни уже, мне и без того сложно тащить этот обрубок, а тут еще ты со своими нотациями, как нужно было поступить с теми из Горячего Ветра, - достаточно тихо протянула Нифль, не без труда ей удавалось говорить, так как произнося слова она приотпускала волосы и голова медленно выскальзывала из зубов.
    К слову, вся морда черной волчицы была залита человеческой кровью, от нее за версту пахло мертвым человеком, так что очутившись на Главной поляне она привлекала взгляды всех присутствующих. Многие опускали глаза, чтобы не встретить ее безумно-кровавый взор, некоторые же с интересом рассматривали самку и тот трофей, который красовался у нее в пасти.
    У стаи были гости. Уши контролера прижались к голове, она уверенным шагом направилась к Сион, кивнула всем присутствующим и чтобы не перебивать стала ждать окончания разговора, дабы рассказать то, что произошло на роднике. Тем временем ее глаза скользили по телу лидера Чернолесья.
    Та как показалось по-началу Хель, вела себя достаточно пристойно, но после того, как их взоры встретились Святая поняла насколько сильно ошиблась. Эск кидает парочку колких фраз в адрес альфы, делает несколько шагов ей навстречу, оголяя клыки и скалясь, Хелла стоит и смотрит, но уже положила голову убитого ребенка себе под лапы и готова защитить собой Сион.
    Несколько мгновений и еще несколько фраз, открытые угрозы и черт знает как, но Нифль спасает своего лидера от убийственных клыков Эск. Вцепившись ей прямо в холку, она перебирает зубами, дойдя до мягкого горла, смотрит на свою альфу, озирается, бешеный рык и визг жертвы, все смешалось воедино. Еще чуть-чуть. Эск выкрикивает проклятья и готова разорвать любого, но Нифль достаточно преданный и сильный телохранитель, а плюс ко всему контролер, духи на ее стороне, она чувствует, как они подпитывают ее, помогают удержать самку за горло.
    Подключается Лиэн, она хохочет, сжимает сильней челюсти Хель и смольная вновь чувствует, как ей в глаза и на морду брызжет алая кровь, а тело бывшего лидера Чернолесья бьется в предсмертных конвульсиях. Это конец. Скорее всего война уже началась, но Хель сделала то, что от нее требовала ситуация и долг, а именно защитила свою альфу, убила ту, которая готова была на все лишь бы убить первую. Какова была причина? Она не обязана была разбираться и вникать, лишь спасти и заслонить своим телом самку, которая стояла сейчас позади нее.
    Алые глаза устремились на Артесион. Хель все еще держала в пасти свежеубитую волчицу. Тут остались лишь ее спутники.

    Отредактировано Хель (2017-04-30 17:58:36)

    0


    Вы здесь » Волки: Скоро Рассвет » Область порченных » Главная поляна